Ваша корзина пуста

Классическая музыка



Жизнь — от пиано до фортиссимо. 229 невыдуманных историй из дневника петербургского композитора

Жизнь — от пиано до фортиссимо. 229 невыдуманных историй из дневника петербургского композитора
Автор: Плешак В.
Издательство: Композитор
Город, год издания: Санкт-Петербург, 2017
ISBN: 978-5-7379-0877-5
Формат: 84*108/16 205х290
Переплёт: Твёрдая обложка

Книга — собрание пестрых сюжетов, которые дают представление о его жизненном и творческом пути, история его становления как мастера.


Цена: 880 руб.   


Книга петербургского композитора Виктора Плешака «Жизнь — от пиано до фортиссимо» — собрание пестрых сюжетов, которые дают представление о его жизненном и творческом пути, история его становления как мастера. Короткие истории — веселые, забавные, трогательные, печальные — воспринимаются как стоп-кадры его бурного творческого бытия. Здесь много известных имен, событий и адресов. Еще одним «действующим лицом» книги стали записки из зала, которые композитор собирает уже несколько десятилетий, как голоса в его диалоге со зрителями. Литературная запись Олега Сердобольского. Содержание: От автора В порядке беспорядка (вместо предисловия) Я тот, кто лежал на рояле Почему я не стал классиком чукотской музыки Шел Мигицко на коленях к Мутко Мои художественные сны. Триптих А был ли мальчик?.. Был! Бесаме Мучо Звучная композиторская фамилия Моцарт здесь не проходил? Ку-даааааа!!! Более китайская музыка, чем китайская Ленин как фюрер русской революции Как я чествовал «Созидателей Петербурга» Аккордеон в роли рояля А как поживает Колобок?.. Московская незнакомка Как на деревню дедушке Гайдна привезли От Мойки до Карповки Мистическая история с Высоцким Антиюбилей Андрея Петрова А Моцарт — это тоже Плешак? Русские «тураки» Как я дирижировал кантатой о Ленине Шпаргалка Равиля Мартынова «Рыба» из матерных слов Кость в горле Издержки литературного дебюта Лучше получить десять рублей, чем не получить двадцать... Коммерческая тайна Есть ли в Брюсселе памятник писающей девочке? «Горница» без американского акцента Я не любил ставить двойки По Невскому — как по нотам Сашуля Семь дней я жил при коммунизме Спросите у жены моей... Я шел домой, обмотанный сосисками Если лысый, значит — Плешак Моя жена найдет иголку в стоге сена Когда Пугачева еще не была Аллой Борисовной Цунами, цунами, волна идет за нами... Торговля по-восточному В Сухуми — среди доярок и шахтеров Родина — это не Плешак?.. Смелая шутка времен развитого социализма Аплодировать не запретишь... С каждым артистом я выпил на брудершафт Поймите, простите, пустите меня! На радио запретили произносить слово «Россия» А мы это взяли из Интернета Пароль — «Р.-К.» Как из меня выдавили лжесвидетельство Блокадные цветы от Николая Никаноровича Есть ли плюсы у болезни Альцгеймера? Не устроить ли «запоздалый банкет»? Очень простой Уэббер Да как-то привык Под куполом — без страховки Рекордсмен оперетты ЧП в камере хранения Все ждали горячего... Митька, или страна со словом «ДА» Вышел из дома и заблудился Мексиканская булка оказалась крепче моего зуба Вынужденный стриптиз в Сиэтле Весь город искал мне синтезатор Соседи позвонили в полицию... Как не вышла у нас «Соловьиная ночь» Нужны ли Донне серенады с колбасой? Когда должность — звучит Одной левой Заплыв — почти как моржевание Куц Как прочитать пятьсот страниц за час Черно-белый Хрущев «Подвиг» и «подводник» — слова-родственники Взятка Два больших канала Зачем Бен переписал от руки «Войну и мир»? Как я судил тихвинский рок Нельзя распивать гонорар в одиночку Зеленый змий скосил богатырей Не Ойстрах!.. «Песня о штукатурах», или как я купил квартиру за пятьдесят рублей Лауреат — из отсева Песня называлась «И тогда...» Как матрос из-за моей песни «на губу» попал Адмирал не поверил Эдуарду Хилю У памяти свои причуды Мой соавтор Атлас творил чудеса «Так и передайте вашей маме» Свои «две трети» я праздновал дважды Сто четыре страны баяниста Темнова Обнимитесь, миллионы! Таинственная история с гимном Колпино Долгое молчание Антонины Пикуль Почему Бабанова выбрала мою песню? Подрывал ли я суверенитет Эстонии? Сережа долго запрягал... Пришлось решиться на штурм Евтушенко «Кругосветка» в поисках Буффа «Будильник» прозвенел спустя сорок один год! Как я Сережу в школу провожал В гостях я ухаживал за бабушкой Со Скрипкой мы подружились в кино Два Васьки со Старо-Невского Идей до черта, а денег мало Сделали все, чтобы меня посадить Моим кумиром был клоун Борис Вяткин В шестом классе я запел басом... Детективная история с Городницким Игорь Скляр как ускоритель творческого процесса Кража в поезде Пришла Снегурочка — ну никакая... Рабочий диван композитора Борщ с мясом по-украински «Карлик Нос» оставил нас с носом Мужики не поняли юмора Я развеселился — лифт остановился Кот — без льгот Попутный ветер в самоплагиате Суточные для турне «Плешак и сыновья» Странная гостиница Мой сосед Магомет, поклонник Эдиты Пьехи «Давайте выпьем, давно не пили...» Поросеночек все рос и рос... Как я сочинил японский марш Дунаевского не пустили на волжский пароход «Хоть Вы и Мравинский, а музыку надо любить» Трехэтажный мат над заливом Как наш кот отомстил американскому профессору Имя кота Кошка Лиза досталась нам по заявлению Я долго тянул с рэпами «Жизнь за царя» я спел по объявлению Красные клавиши «Дон Жуан», да не тот «Синдром Шуберта» Губернатор Лебедь — финансист «Руслана и Людмилы» Отца спас от гибели угол Публички Брат Костя, житель европейских столиц Чудо с солнечным лучом Мой племянник Никлас В тот день птица не долетела бы до середины Днепра «А теперь давайте попоем!..» Статистика Мишеля Леграна Юра принимал поздравления за меня Все ринулись в клоуны! Бизнесмен с человеческим лицом Олимпийские «Рога и копыта» Все начиналось с блюза для двоих Как меня приняли за студента Мои двоюродные братья «Запорожец» — это не машина Я не создан для баранки Профессор — в роли мецената Красная площадь. Шесть утра после юбилея Победы... Покушение певца Штоды на мои усы Мне заказали шедевр Сердитый мальчик «Следующая станция — Рощино...» «Заяц» обнял контролера тетю Валю Мой нос — не для конкурса Как я лишился работы из-за кота «Пока паны спят...» Всю жизнь болею за «Зенит» Две встречи, две точки на глобусе... Давид Самойлов тоже ехал в Ленинград На две премьеры — семь чудес Мечта поэта и... народ с топорами Я не Захаров, я — другой... Мою любовь зовут Полинка! Ради красного словца... Я как антирекордсмен лыжного марафона Почему мои мюзиклы не идут на Бродвее Дверной замок — сообщник экзаменаторов Нет, я не спец по «ножкам Буша» «С Дорой ми си дели во дворе...» Дмитрий Китаенко запомнил меня блондином Мы с Сашей Анисимовым вылезали через форточку Стравинский рыдал, глядя на ленинградские новостройки Была у нас с Равилем трамвайная игра... Разговор со Смоктуновским на ночном пароходе Конец спектакля «Мой бедный Марат» Меня не приняли в Союз даже с рекомендацией Гаврилина Душка Андрей, сын тети Розы Чего только не услышишь о себе из уст коллег! Из рядовых запаса — в подполковники Мой дядя любил Пушкина и Шиллера Как я возмутил поклонников Нади Рушевой Козырек Мне поручили купить бюст Ильича На блатных местах рядом с Ульяновым... Дни ленинградской музыки под управлением Утешева Юра больше радовался за других, чем за себя Есть в Белоруссии Ханок и Лученок Коттедж — филиал Антарктиды С «Ревизором» — на короткой ноге Песни о любви я писал «в стол» Помню все — от птиц до львов Имена для сыновей Мою симфонию назвали... «индюком» Главное — не побеждать, а участвовать На Тбилисском направлении Играл я джаз на баховском органе Меня и Борю заменили «лабухами» Наш мастер угодил в рабство Слонимский услышал в моей песне что-то от Брамса Первый Плешак, а не второй Шостакович Дуэт Казарновской с моим мобильником Чтобы Сенчина спела, ее надо было поймать... Константин Хабенский — в роли курьера Мой ответ музыковеду Имя Довлатова меня заворожило Как Иосиф Кобзон в песню попал Мне советовали взять псевдоним Полчаса я был композитором Москвитиным Для китайцев я — певец К вопросу о возрасте Телефонная книга — в моей голове Духовная опера для Дармштадта Я был артековским композитором О Брежневе — ни слова Курнавину и в девяносто хватает эмоций А бабушки — все такие же молодые Прогноз на мое второе столетие... Теперь я знаю, где стоял рояль Как я стал «писателем» (вместо послесловия)


Стоимость доставки     Заказать книгу обычным письмом





сольфеджио, музыкальная школаРекомендуем обратить внимание:

Брион М. / Повседневная жизнь Вены во времена Моцарта и Шуберта

Повседневная жизнь Вены во времена Моцарта и Шуберта

Марсель Брион воскрешает в своей книге золотой век Вены - "счастливого города", предававшегося в ту эпоху изысканным наслаждениям.

Издательство Молодая гвардия, Москва, 2009, ISBN: 978-5-235-03155-5, серия: Живая история: Повседневная жизнь человечества, формат: 84*108/32 130х200 мм., Твёрдая обложка, 368 стр., тираж: 5000 экз.


Подробнее

Цена: 440 руб.   

Йозеф Гайдн. Жизнь и творчество

Йозеф Гайдн. Жизнь и творчество

Этот выпуск посвящен Йозефу Гайдну, старшему представителю венской классической школы. Гайдн вошел в историю музыки как основоположник симфонии, квартета и сонаты.

Издательство Music Production International, Челябинск, 2006, ISBN: 5-9628-0065-6, серия: Знакомство с зарубежными композиторами, формат: 60*90/8 220х290 мм., Мягкий переплёт, 48 стр.,


Подробнее

Цена: 160 руб.   

книжные новинкиЭто интересно:

Моцарт. Мифы и реалии

Моцарт. Мифы и реалии

Кажется, что короткая жизнь гения известна нам вдоль и поперек. О ней написаны книги, поставлены пьесы и сняты фильмы. И ни об одном композиторе, наверное, не сложено столько небылиц и легенд, столько панегирических историй, где абсолютно правдивые сведения перемежаются с полуправдой, а то и с откровенным передергиванием фактов.

Подробнее


Аутентичное исполнительство

Аутентичное исполнительство

У ряда музыкантов-исполнителей бытует мнение, что композиторы некомпетентны в вопросах исполнительства и их указания относительно исполнения (темпы, фразировка, штрихи и т.п.)  являются наивными. Многие считают, что имеют право на иное прочтение.

Подробнее


мп-3 скачать бесплатноСлушать музыку:

Сергей Рахманинов — Сборник

Сергей Рахманинов — Сборник

Для гармонического языка его музыки характерно многообразное претворение колокольных звучностей. Творческое наследие Рахманинова включает различные жанры, однако центральное место в нём принадлежит фортепианным произведениям. Рахманинов — один из величайших пианистов мира. Феноменальная техника, виртуозное мастерство были подчинены в игре высокой одухотворённости и яркой образности выражения.

Подробнее


книжные новинкиРекомендуем обратить внимание на книги:

Плешак С. / Про Иосифа. Опера-мюзикл для солистов, детского хора и фортепиано. Стихи автора

Про Иосифа. Опера-мюзикл для солистов, детского хора и фортепиано. Стихи автора

Автор оперы-мюзикла "Про Иосифа" - известный петербургский композитор, преподаватель кафедр хорового дирижирования и древнерусского певческого искусства в петербургской консерватории. В феврале 2003 года Плешак стал победителем Третьего международного конкурса молодых композиторов за создание камерной детской оперы на библейский сюжет. Его оперы-мюзиклы "Адам и Ева" и "Про Иосифа" получили 2-ю премию (1-я не присуждалась), а написанное им либретто "Про Иосифа" было отмечено специальным призом "За лучшее либретто".

Издательство Композитор, Санкт-Петербург, ISBN: 979-0-66000-400-5, формат: 60*90/8 220х290 мм., Мягкий переплёт, 96 стр.,


Подробнее

Цена: тираж закончился руб.   

Михалкович В. / Избранные российские киносны

Избранные российские киносны

Центральная идея работы состоит в том, что в европейской культуре определенным искусствам приписывалась сновидческая природа - так делалось в отношении театра, поэзии и прочего.

Издательство Аграф, Москва, 2006, ISBN: 5-7784-0305-4, формат: 84*108/32 130х200 мм., Твёрдая обложка, 320 стр., тираж: 1000 экз.


Подробнее

Цена: тираж закончен руб.   

Выберите один из вариантов:

Проголосуйте с помощью одного из аккаунтов в социальных сетях.

×
Выберите один из вариантов:

Проголосуйте с помощью одного из аккаунтов в социальных сетях.

×