Ваша корзина пуста

Опера, оперетта. Балет и танцевальное искусство



Воспоминания балетмейстера

Воспоминания балетмейстера
Автор: Глушковский А.
Издательство: Планета Музыки
Город, год издания: Санкт-Петербург, 2010
ISBN: 978-5-8114-1030-9
Формат: 60*84/32 100х140
Переплёт: Твёрдая обложка
Страниц: 576
Тираж: 1500

Книга будет полезна и интересна всем любителям балета. Издание 2-е.

В 1940 г. в свет вышла книга А. П. Глушковского «Воспоминания балетмейстера». В этой книге автор описывает свои воспоминания о Москве времен Отечественной войны 1812 г., о русской балетной школе на рубеже XIX в., театральной жизни в эвакуации, домашних театрах и т. д. Автор приводит интересные сведения о замечательных артистах не только московского и петербургского балета, но и некоторых провинциальных театров.


Цена: 536 руб.   


По сей день неизвестно, когда родился и откуда взялся в петербургской балетной школе мальчик по имени Адам. Когда он умер, тоже, впрочем, точно неизвестно. А в промежутке между более или менее точным 1793 годом и 1868—1870-ми годами – жизнь одного из интереснейших балетмейстеров девятнадцатого века.

история балета, книги по музыке, школа балетаАдам Глушковский попал сперва в класс к Вальберху. Когда в Санкт-Петербург приехал Дидло, то забрал мальчика в свой класс и более того – поселил его в своем доме. На этого воспитанника он возлагал большие надежды. И мальчику довольно рано стали доверять ответственные роли в спектаклях: в 1809 году, например, он исполнил партию Аполлона в балете Дюпора «Суд Париса». В 1811 году он окончил школу и был зачислен в петербургскую труппу, но в январе 1812 года его перевели в Москву с тем, чтобы сразу сделать первым танцовщиком. Сперва у него был незримый конкурент – Дюпор, поразивший москвичей виртуозной техникой. Он блеснул в центральной роли балета «Зефир, или Ветреник, сделавшийся постоянным». И в этой же роли Глушковский оказался не хуже. Сохранился отзыв анонимного критика из журнала «Вестник Европы»: он похвалил молодого артиста за переимчивость, способность перенять манеру Дюпора, но отметил, что «в рассуждении игры пантомимической» Глушковский имеет большое преимущество и со временем добьется успехов.

Эта способность очень ему пригодилась несколько лет спустя – он серьезно повредил во время выступления ногу и спину, после чего вынужден был перейти на пантомимные роли, а к концу двадцатых годов совсем отошел от исполнительской деятельности.

В Москве тогда работала труппа, большей частью состоявшая из крепостных артистов, купленных или подаренных. Они в солисты не годились – разве что в кордебалет. Спектакли ставил француз Жан Ламираль, любивший балеты «со сражениями», в которых было много фехтовальных сцен. Приехав в Москву, Глушковский начал преподавать танец в театральной школе. А когда и театру, и школе пришлось летом 1812 года эвакуироваться из Москвы, то преподавание и вовсе перешло целиком в его руки.

Белокаменную покидали в большой спешке. Из города эвакуировались казенные учреждения, государственные и церковные ценности, но про театр забыли. Лишь за два дня до сдачи Москвы был получен приказ о вывозе театрального имущества, а актерам и воспитанникам балетной школы предложили поступать по собственному усмотрению. Проще всего было разбежаться по родне и знакомцам. Но Глушковский с невероятными трудностями ухитрился спасти будущее московского балета – он сумел вывезти школу в полном составе и доставить в безопасное место.

Этим местом был городок Плес на Волге, жители которого понятия не имели о балете и с ужасом смотрели через забор, как прыгают и вертятся молоденькие ученицы. Глушковского окрестили «чертовым помощником», а хозяин дома, который заняло театральное училище, готов был заплатить – лишь бы прекратились подозрительные уроки. Но он продолжал работу, и когда удалось вернуться в Москву, уже мог приступить к постановке спектаклей силами своих воспитанников.
В ту пору театры постоянно заботились о новом репертуаре – если не ставили спектаклей, то хотя бы «освежали» дивертисменты, вводили в них новые танцы. Московский театр финансировался казной куда хуже петербургского – столько денег, сколько получал Дидло на свои фантастические полеты и сказочные декорации, тут в глаза не видали. Сроки, отведенные на постановку балета, были малы, средства – недостаточны, а требования к балетмейстеру предъявлялись немалые – в том числе и «количественные». Глушковского обязали ставить дивертисменты – «испанские», «турецкие», комические, святочные. При этом формально он оставался «дансером» – танцовщиком.

Он постоянно ездил в Санкт-Петербург и привозил оттуда новые балеты Дидло – ноты, записи, рисунки. В Москве он поставил почти все лучшие спектакли француза, да заодно и научился механике воздушных полетов, которой удивил Белокаменную. А для собственных полноценных дебютов выбрал жанр «анакреонтического» балета – это был беспроигрышный вариант, наиболее доступный для новичка. Начиная с 1814 года имя Глушковского – танцовщика и балетмейстера – не сходило с московских афиш. А 16 декабря 1821 года состоялась премьера большого героико-волшебного пантомимного балета в пяти действиях «Руслан и Людмила, или Низвержение Черномора, злого волшебника». Глушковский первым из российских хореографов обратился к творчеству Пушкина.

Пушкин был тогда в ссылке, и Глушковский не мог поставить его имя на афише. Пришлось написать, что сюжет взят из русской сказки. Получилась пышная феерия с танцами, сражениями, фейерверком, богатыми декорациями и сценическими эффектами. К пушкинским персонажам добавились двенадцатиглавый змей, адские чудовища, разъяренные фурии, а также непременные для балетов той поры купидоны. В тех случаях, когда не удавалось найти пантомимного решения эпизода, Глушковский, не мудрствуя лукаво, вывешивал огромный свиток с надписью аршинными буквами: «Страшись, Черномор! Руслан приближается!» Но танцевальная сторона спектакля была на высоте. Балет имел огромный успех, десять лет не сходил с московской сцены, а в 1842 году был перенесен в Санкт-Петербург.
Впоследствии, в 1831 году, Глушковский поставил по мотивам пушкинского стихотворения одноактный балет «Черная шаль, или Наказанная неверность». Драматический сюжет стал поводом для множества характерных плясок – турецкой, сербской, молдаванской, цыганской, даже арабской. Русская литература всегда привлекала его внимание – он поставил и первый балет по сказке Жуковского «Три пояса, или Русская Сандрильона».

Дидло, чуткий к новым веяниям, подхватил почин своего ученика, поставив балет «Кавказский пленник». Вдвоем они заложили начало традиции хореографического воплощения образов русской литературы. Но вклад Глушковского в искусство не ограничился постановками. В 1839 году Глушковский окончательно ушел из театра и занялся писательской деятельностью. Настала пора воспоминаний. А память у него оказалась отличная. Он писал о Дидло и Вальберхе, о заезжих французских балетмейстерах и виртуозах, о талантливых русских артистах. Он анализировал постановки и отдельные партии, он сохранил то, что было обречено на забвение – ведь даже до изобретения фотографии еще оставалось несколько десятилетий. В конце концов, образовалась целая книга «Воспоминания балетмейстера», собранная из отдельных журнальных публикаций. В сущности, Глушковский стал первым теоретиком и историком русской хореографии. Балеты оказались забыты – а воспоминания живут…


Стоимость доставки     Заказать книгу обычным письмом




книжные новинкиВместе с этой книгой обычно покупают:

Портнов Г. / Ну-ка, дети, встаньте в круг!.. Танцы народов мира. Пособие для препод. ритмики и хореографии, муз. руковод. детских дошк. учрежд. (+CD с аранжировками)

Ну-ка, дети, встаньте в круг!.. Танцы народов мира. Пособие для препод. ритмики и хореографии, муз. руковод. детских дошк. учрежд. (+CD с аранжировками)

Сюита «Ну-ка, дети, встаньте в кург!..» написана для маленьких танцоров. Клавиры по форме и фактуре несложны и просты для создания танцевальных фигур. Примерное решение пластики и сюжетную основу танцев, описание костюмов и предметов, сопровождающих танец, предлагает педагог-балетмейстер Татьяна Федоровна Коренева.

Издательство Композитор, Санкт-Петербург, ISBN: 979-0-66004-723-1, формат: 60*90/8 220х290 мм., Мягкий переплёт, 66 стр.,


Подробнее

Цена: 520 руб.   

Булычёва А. / Сады Армиды

Сады Армиды

Первая российская книга, посвященная французскому музыкальному театру барокко, периоду от Комического балета Королевы (1581) до последней оперы Жана Филиппа Рамо Бореады (1764), от Ренессанса до Просвещения.

Издательство Аграф, Москва, 2004, ISBN: 5-7784-0121-3, серия: Волшебная флейта, формат: 84*108/32 130х200 мм., Твёрдая обложка, 448 стр., тираж: 1500 экз.


Подробнее

Цена: нет в наличии руб.   

Колкер А. / Песни для голоса и фортепиано (гитары)

Песни для голоса и фортепиано (гитары)

 У каждого из нас отыщутся в памяти стихотворные строчки, неразлучные с мелодией. Это и есть песня: когда однажды запомнившиеся слова сами по себе уже непредставимы. Александр Колкер создал не одну такую песню - звучащую в нас не только полным слиянием музыки и слов, но и подлинным переживанием, и голосом. Точнее, конечно, многими голосами; но среди них, безусловно, выделяется один - голос жены композитора и его любимой исполнительницы Марии Пахоменко. 

Издательство Композитор, Санкт-Петербург, 2008, формат: 60*90/8 220х290 мм., Мягкий переплёт, 152 стр.,


Подробнее

Цена: 450 руб.   

опера и опереттаЭто интересно:

Суламифь Мессерер. Мне хочется жить!..

Суламифь Мессерер. Мне хочется жить!..

Как-то моя старшая сестра Эля спросила маму, кого из детей она больше всего любит. Мама ответила: "У меня десять пальцев на руках, какой ни порежешь — одинаково больно!" В нашей семье было десять детей. Правда, двое: Пнина и Моисей умерли еще в отрочестве. О Пнине родители часто вспоминали, ставя ее мне в пример.

Подробнее


Франко Корелли. Самый красивый мужчина оперной сцены

Франко Корелли. Самый красивый мужчина оперной сцены

Герберт Караян, говоря о Франко Корелли, однажды выразился так: "Этот голос возвышается над всем; голос грома, молнии, огня и крови". Это — одно из наиболее удачных изречений Караяна. Франко Корелли стал одним из наиболее потрясающих голосов и самых красивых артистов на оперной сцене за всё послевоенное время.

Подробнее


Кирилл Кондрашин. О великих музыкантах

Кирилл Кондрашин. О великих музыкантах

Я не знаю, как играет сейчас Артур Рубинштейн. Ему теперь уже более 90 лет. Мы с ним выступали лет восемь назад. Он в апостольском возрасте. Мне говорили, что он скрывает свой возраст. Во всяком случае — светлейшая голова, знание множества языков и чистый разговор по-русски. Восторженность необыкновенная. О музыке он говорит взахлеб.

Подробнее


Лев Маркиз. Смычок в шкафу

Лев Маркиз. Смычок в шкафу

Толпа разъяренных оркестрантов, отталкивая друг друга, рвалась внутрь. «Кирилл Петрович, что это?!» — в недоумении спросил я. «Кримплен!» — мрачно и односложно ответил Кондрашин». 1 марта 1981 года я прилетел в Вену, оставив за спиной пару сотен друзей в аэропорту Шереметьево и пять десятков лет жизни в России со всеми мыслимыми и немыслимыми радостями и горестями.

Подробнее


мп-3 скачать бесплатноСлушать музыку:

Людвиг ван Бетховен — Концерт для фортепиано с оркестром №3

Людвиг ван Бетховен  — Концерт для фортепиано с оркестром №3

Он писал во всех существовавших в его время жанрах. Самым значительным в его наследии считаются инструментальные произведения: фортепианные, скрипичные и виолончельные сонаты, концерты для фортепиано, для скрипки, квартеты, увертюры, симфонии. Предлагаем начать знакомство с творчеством этого великого композитора с популярного произведения — Концерта №3 для фортепиано с оркестром, op. 37,  c-moll

Подробнее


Петр Ильич Чайковский — Симфония №6

Петр Ильич Чайковский — Симфония №6

Симфония № 6 си минор, соч. 74 «Патетическая» — последняя симфония Петра Ильича Чайковского, которую он писал с февраля по конец августа 1893 года. Название ей дал брат композитора — Модест, но сам композитор вначале работы на симфонией хотел дать ей программное название "Жизнь". Премьера состоялась 16 октября (29 октября) 1893 г. в Петербурге, за 9 дней до смерти композитора.

Подробнее


Клод Дебюсси — Греза

Клод Дебюсси — Греза

Клод Дебюсси сочинял в стиле, который часто называют импрессионизмом, термином, который он никогда не любил. Дебюсси был не только одним из самых значительных французских композиторов, но также одной из самых значительных фигур в музыке на рубеже XIX и XX веков; его музыка представляет собой переходную форму от поздней романтической музыки к модернизму в музыке XX столетия.

Подробнее


Выберите один из вариантов:

Проголосуйте с помощью одного из аккаунтов в социальных сетях.

×
Выберите один из вариантов:

Проголосуйте с помощью одного из аккаунтов в социальных сетях.

×