Ваша корзина пуста

Художественная, гуманитарная литература



День Бомжа. Взять в кавычки

День Бомжа. Взять в кавычки
Автор: Базарова Н.
Издательство: Скифия
Город, год издания: Санкт-Петербург, 2011
ISBN: 978-5-903463-50-3
Формат: 60*90/16 145х215
Переплёт: Мягкий переплёт
Страниц: 264
Тираж: 500

Сборник рассказов. Творчество петербургской писательницы Надежды Базаровой представлено в этой книге увлекательными историями с легким акцентом криминального жанра и интригующим сюжетом.


Цена: 220 руб.   


Увлекательная история с легким акцентом криминального жанра и интригующим сюжетом.

 

Отрывок из книги

издать детектив

Гульнара

В свой день рождения человек просыпается с чувством неясной надежды. Даже если он живет один и его некому поздравить. Конечно, в этом случае человек может и забыть про свой день рождения, но лучше бы этого не случалось, ни с кем. Гульнара Юрьевна жила одна, но у неё был сын Женька, и она знала, что он обязательно позвонит и поздравит.

Тридцать девять лет – ни то, ни сё, уже давно не цветок, но еще не баба-ягодка. В общем, какая-то завязь, ближе к созреванию. Позади у Гульнары был один официальный развод на одно официальное замужество.В браке она была всего пять лет, родила сына, а потом полюбила другого человека и ушла к нему. И стала с ним жить, что называется, в гражданском браке. Но через полгода гражданскому браку пришел конец, и больше она замуж не выходила. И не пыталась.

Иногда её спрашивали: - «Замуж-то не вышла?» - и она подчёркнуто удивлённо отвечала вопросом на вопрос: - «За кого?» - и было понятно, не за кого, потому что нет достойных. Для замужества нет, а для себя были.  Обычно, если происходило новое знакомство, её имя вызывало удивление, ведь при восточном имени и облик, соответственно, должен быть восточный. Но востоком там и не пахло, просто когда-то её папа, шофер-дальнобойщик, мотал километры под полюбившуюся им песенку из кинофильма: «Гульнара, потерял давно покой я и сон…». Название фильма давно вылетело из головы, а песня не вылетала, так он и колесил «глазами озорными пленён» по родным просторам.

Вместе с песней полюбилось и имя, когда родилась дочь, он долго голову не ломал и назвал её Гульнара. Но все ее называли ласково и нежно, Гуля, как голубку. А она и впрямь была, как голубка, ладненькая, задумчивая, глаза серые кроткие, брови плавные, лицо белое, а шея лебединая. Даже после развода, ещё где-то лет до тридцати пяти, Гуля с удовольствием наряжалась, выходила в люди и «женихов», так она в шутку называла своих кавалеров, было хоть отбавляй.

- «Ах друг мой, друг мой…», несовременно вздыхала она в ответ на комплименты и поводила плечиком. Это было так живописно, этот томный взгляд, сокрушённый вздох и шея, царственная и гибкая. Мужчины с воображением в долгу не оставались, сравнивая её то с Венерой Милосской, то с Моной Лизой, а однажды - с Натальей Гончаровой.

Случилось это давно, в молодости, на вечере в «Макаровке», так в простонародье называли Высшее мореходное училище в Ленинграде. Попасть на вечер туда было не просто, только по пригласительным билетам, но ей повезло – мать подруги работала в торговле, мечтала о зяте-моряке и благодаря своим связям достала два билета. Там Гуля познакомилась с курсантом. Она только вошла, даже не успела оглядеться, как он вырос перед ней. Светловолосый, чуть выше среднего роста, ничего особенного, но бывают такие люди – всегда уместные, наверно это и есть обаяние. Он весело расшаркался, приглашая её на танец, и как оказалось на все остальные танцы тоже. Они ловко лавировали между парами, на замечания солидарно сжимали ладони, и казалось, с каждым танцем становились всё ближе и роднее друг другу.

А потом притух свет, полилась нежная мелодия, засновали зеркальные блики, вонзаясь отблесками в глаза, волнуя сердце сладким томлением… Курсант посерьёзнел, пристально смотрел на Гулю и под конец танца прошептал, касаясь ее ушко горячими губами:
- «Вы не Гульнара, вы Наталья Гончарова».
Танец кончился, стало светло, волшебство ушло, а курсант всё ещё держал Гулю за плечи и не отпускал. Потом грустно добавил: «Всё. Мне кранты!»

Он ей понравился, но почему-то она убежала в тот вечер, ни телефона не оставила, ни о встрече не договорилась, а потом даже и имя его забыла. Почему так, она и сама не знала, просто не оценила. Но что удивительно, потом уже, с годами, отслаивая прошедшее и ненужное, она оставила в памяти тот танец, словно в невесомости, курсанта, его глубокий восторженный взгляд и стремительный млечный путь, влекущий за собой в космос…

В тридцать пять лет она потеряла работу. Потеряв работу, она потеряла и подруг, общалась только с Ольгой, которую знала со школьных лет. У Ольги была семья, так что общались они в основном по телефону. Ольга звонила по вечерам, себе на десерт, отвлечься от семейных хлопот, разговоры были так, ни о чём, в основном о подарках, муж любил делать ей подарки и никак не мог угодить.  Ольге было смешно и смешно должно было быть Гуле, а было наоборот. Но Ольга не понимала, а может и понимала, но Гуля молчала, ей без этих разговоров было бы ещё хуже.  Главную тоску развевали звонки от сына, он уехал учиться в столицу, к отцу и если не звонил вовремя, она терялась в догадках, мучилась и потом строго выговаривала ему: - «Ты же знаешь, что сама я звонить могу только в крайних случаях».

Она старалась как можно реже беспокоить семью бывшего мужа.  Потом ей предложили работу, знакомая устроила кассиром в небольшую фирму. Работа требовала внимания, ответственности и постоянного напряжения - Гульнара Юрьевна панически боялась недостачи. Дома, перед сном, она накручивала себя до полуобморочного состояния, ей всё казалось, что она забыла закрыть сейф с деньгами и их, естественно, украли. Во сне сейф зиял пустой чёрной пастью, она дрожала даже во сне, мучилась до утра и утром по дороге на работу, заклинала себя сразу же написать заявление об уходе. Так дни шли за днями, месяцы за месяцами, она смирилась с мыслью, что работу любить не обязательно, постепенно всё ушло на дальний план и с некоторых пор, она стала замечать, что даже дома взгляд у нее оставался сосредоточенным и тревожным.

Этот день рождения совпал с воскресеньем. Никаких гостей Гуля не ждала, и проснувшись с удовольствием подумала, что будет лентяйничать целый день без зазрения совести.  И сейф её не тревожил, он был пуст.  Она повалялась в постели, прикидывая, во сколько проснётся её сын Женька и сразу ли бросится к телефону.

Женька позвонил в одиннадцать утра. Бодрый и веселый, он прокричал свои пожелания, и папины, и даже тёти Тамарины.
Да уж, тёте-то Тамаре не грех бы за её здоровье и рюмку выпить,  пусть скажет спасибо…  Гульнара повеселела вдруг, сказала сыну: - « передай, что мне очень приятно» и подумала, ведь и на самом деле приятно, когда всё хорошо и мирно.
И утро апрельское, галдящее птицами, обещало добрый радостный день, а заодно и все последующие дни тоже.  Ближе к полудню, Гуля уверенно достала косметичку, подкрасилась, накрутила на голову новый шарф и вышла из дома.  Не в магазин, не по делам, а просто так, пешком прогуляться.
 

природе творилось глобальное таянье снегов.  Повсюду барствовали лужи. Самая кичливая распласталась прямо перед ней, на всю дорогу. Гуля, хрустя ледком, аккуратненько ступала по краю, а с другого конца подступал мужик с охапкой пива в руках.  На дорогу он не смотрел, а смотрел во все глаза на Гулю, так и ступил в лужу, а ступив, и не подумал выругаться. «Какая красивая…» услышала она вслед и от неожиданности приостановилась, но не обернулась, а пошла себе дальше, светлея лицом и помахивая в такт шагам сумочкой.

Вечером, принимая по телефону поздравления от Ольги, она рассказала потешную историю про «мужичонку», пораженного её «неземной» красотой.
-«Пьяный что-ли был?» - спросила Ольга.
-«Н-н-н… Да!» - покраснела Гуля.
-«Ну ясно…»
Перед сном Гульнаре Юрьевне взгрустнулось. Прошел ещё один день рождения и через год ей будет сорок. Обычный день, а должен быть необычным. Она вспомнила «мужичонку», подумала - надо краситься, и уснула.

А мужик пришел домой, снял мокрые ботинки и прошлёпал  в мокрых носках в свою комнату. Жена молча посмотрела на следы и ушла на кухню. Они не разговаривали неделями. У жены, когда-то игра в молчанку была способом наказания. Раньше он от этого мучился, тосковал, потому что имел характер общительный и незлобивый, и по нему,  так лучше бы сто раз поругаться и сто раз помириться, чем сопеть целыми сутками в зловещей тишине. Недавно ещё дочь вышла замуж и они остались вдвоём в двухкомнатной квартире. Теперь у каждого была своя комната, и выяснилось, что это очень удобно, так как можно было уединяться, потому что говорить всё равно не о чем. Он сидел перед телевизором, пил пиво и слушал, как жена врёт по телефону дочери:
- «Пришел вдрызг пьяный. Во всех лужах вывалялся. Два часа спал в туалете, только что вышел, что было для меня большим счастьем. Сейчас сидит у себя с целой батареей пива».
Пива было четыре бутылки, он стосковался по нему в рейсе, в котором провел сто пять суток. И вообще «мужичонка», был вовсе не «мужичонка», а штурман дальнего плаванья, старпом,  «лучший сын флота», как в шутку его называли друзья рыбаки.

Сгустились сумерки, он сидел в своем кресле, в полутёмной комнате, носки на ногах высохли и пока они сохли, замёрзли ноги. Пиво было горьким и не доставляло удовольствия, и от этого было ещё обиднее. Столько лет, столько лет он мысленно проигрывал возможные варианты сегодняшней встречи, и ни один из них не предусматривал его заложником этих подлых бутылок! Он поставил бутылку на пол и встал с кресла. Включил свет.  С глянцевой репродукции, висевшей на стене, чуть склонив голову, грустными кроткими глазами смотрела Наталья Гончарова. Он уже не сомневался и давно не слушал жену, вообще давно, на слух ложилось только одно имя, журчащее, как ручеек, такое редкое, далёкое, пленившее навеки…
Он отдернул штору и посмотрел на небо. Он штурман. Он может по звёздам проложить курс судна, может найти правильный путь в море.  Сможет и на земле.


Стоимость доставки     Заказать книгу обычным письмом



книжные новинкиРекомендуем обратить внимание на книги:

Белов В. / Управление мировоззрением. Подлинные и мнимые ценности русского народа

Управление мировоззрением. Подлинные и мнимые ценности русского народа

В своей новой книге автор, последовательно анализируя идеологию либерализма, приходит к выводу, что любые попытки построения в России современного, благополучного, процветающего общества на основе неолиберальных ценностей заведомо обречены на провал.

Издательство Скифия, Санкт-Петербург, 2011, ISBN: 978-5-903463-69-5, серия: Теории манипулирования массами, формат: 60*90/16 145х215 мм., Мягкий переплёт, 392 стр., тираж: 500 экз.


Подробнее

Цена: 160 руб.   

Кот Басё / День от субботы

День от субботы

Поэт Кот Басё (Светлана Лаврентьева) и фотограф Дина Беленко предлагают вам ключи от дней и миров, в каждом из которых можете быть и Вы.

Издательство Скифия, Санкт-Петербург, 2014, ISBN: 978-5-9904828-1-4, формат: 60*84/16 145х200 мм., Твёрдая обложка, 156 стр., тираж: 1000 экз.


Подробнее

Цена: 690 руб.   

Антология поэзии / Ключи от твоих дверей

Ключи от твоих дверей

У поэзии сейчас нелегкие времена. Нет, она никуда не исчезла, она просто не собирает стадионы, за ней не выстраиваются очереди у книжных полок, ее не транслируют на коммерческих радиостанциях. Тем не менее поэзия осталась, как никуда не делись ни вечные вопросы,ни ощущение гармонии (дисгармонии) этой жизни, как никуда не делось чувственное восприятие действительности.

Издательство Скифия, Санкт-Петербург, 2010, ISBN: 978-5-903463-45-9, серия: Скифия: Антология сетевой поэзии, формат: 70*108/32 130х165 мм., Твёрдая обложка, 408 стр., тираж: 1000 экз.


Подробнее

Цена: 290 руб.   

книжные новинкиЭто интересно:

Русский кинематограф дореволюционного периода

Русский кинематограф дореволюционного периода

Первые демонстрации кинематографа в России состоялись в 1896 г.: вначале в Москве и Петербурге, затем на Всероссийской ярмарке в Н. Новгороде. В 1896 г. произведены также первые любительские киносъёмки (В. Сашин, А. Федецкий, С. Макаров и др.). Кинематограф получал распространение чрезвычайно быстро, зрителей поражала "живая фотография".

Подробнее


мп-3 скачать бесплатноСлушать музыку:

Funset 2005 Live Ragga Pumpkin

Funset 2005 Live Ragga Pumpkin

Сольный проект участницы израильского трио Банот Нехама — MC Каролины. Определить один стиль этого альбома — очень сложно. Тут и джаз, и фанк, и регги, и хип-хоп и блюз.

Подробнее


Выберите один из вариантов:

Проголосуйте с помощью одного из аккаунтов в социальных сетях.

×
Выберите один из вариантов:

Проголосуйте с помощью одного из аккаунтов в социальных сетях.

×