Авторы антологии поэзии



Янкова Ирина


г. Санкт-Петербург Янкова Ирина

Очень хотелось сказать о том, что за суетой мы часто теряем себя, теряем точку опоры. А опереться в этом мире можно только на непреходящие ценности: веру, доброту, сострадание и милосердие.

Тьму в свет внести никак нельзя,
Тьма, растворяясь в свете, тонет.
И пусть горит твоя свеча,
Мир верой жив и добротою.

 

 


 

***

современная поэзия стихи, современные поэты, современная поэзия о любви, современная русская поэзия, современная поэзия россии, современная сетевая поэзия, антология современной поэзии, издательство авторам, издательство приглашает авторов, издательство ищет авторов, издательство новым авторам

По соседству домик старенький, свет в окне.
И тропинка чуть виднеется при луне.
Садик, снегом запорошенный, я зайду.
Здесь сегодня день особенный, про беду.

Старикам не много надо — чуть тепла.
В этот дом гвоздики красные принесла.
Три сестры сидят за столиком, чашки в ряд.
Нарядились: платье синее, белый бант.

Защемило сердце что-то, подожди.
Белый бантик, бантик белый на груди!
Вспоминают про блокаду, голод, мор.
Холод в городе, бомбежки, слезы, боль.

Дети их, мужья и братья полегли.
Мать, отец, семья большая. Все ушли.
Стопки старых фотографий на столе.
Много женщины узнали о войне.

А сегодня день особый, да, январь.
В этот день блокаду сняли, вспоминай.
Столик, чистая скатерка, чашки в ряд.
Защемило сердце что-то. Белый бант.

 

***

Владимирская площадь, дождь и слякоть.
Дорог пересеченье, светофор.
И лица… Право, взять бы и заплакать,
Услышав вдруг в окно церковный хор.

Собора купола, кресты и паперть.
Здесь нищие с протянутой рукой.
Ты их не осуждай. В глаза заглянешь —
Отчаяние глыбой ледяной.

Торговый центр, переулок, точка,
На улице калеки прилегли.
Реклама на щите бегущей строчкой,
В квадратных клумбах тонкие цветы.

Наряженные девочки, косички.
Дежурная улыбка — Вам буклет.
И бабушки рядком, уже привычны.
Пучок петрушки, лук на винегрет.

Печальный Достоевский из гранита
Горюет — Люди бедные опять.
А впрочем, знал. Конечно же, предвидел…
На небо глаз нам некогда поднять.

Дождь голубей согнал со старой крыши.
Над площадью звучит церковный хор.
Ах, город милый, мы все суетимся.
Все суетимся, только не о том…

 

СТЕНЫ БОЛЬНИЧНОЙ ЛЕД

Спиной стены больничной лед пытаясь растопить,
Шагнула робко за порог. Я так хотела жить.
Пусть в коммуналке, пусть одна, ловя надежды свет.
Домой к себе я молча шла, держа в руках пакет.

Трамвай качался и звенел. В окно, наморщив лоб,
Народ беззвучно хохотал на пошлый анекдот.
Споткнулась, только не упасть у пыльного метро.
Безусый пьяненький юнец, спеша, толкнул в плечо.

А в магазине продавец, кровь с молоком, чуть пьян,
Подмигивал, кивая мне, и в гости зазывал.
Я и забыла, проболев, пока хотела жить,
Что люди могут через день не только воду пить.

В шумящем, мутном забытьи, чуть выпив, говорят,
Идут любить, судить, лечить. Детей своих растят.
Как страшно в странном мире жить. Иллюзий кружева
Похмелье вяжет день за днем. Кругом одни слова.

Не страшен пьяный через край, его увидишь ты,
А страшен выпивший — придет на миг из темноты.
В его изменчивых мозгах, какая мысль мелькнет?
Опасен выпивший. Увы, тебя не обойдет.

Так, грудь пошире развернув, и выпил, да не пьян,
Водитель, тот, что сбил меня, отчаянно кричал.
Мне — рваный шрам через лицо и тело пополам.
«Не жить тебе», — он надо мной угаром прошептал.

Потом больничная стена, и к пыльному окну
Я целый год в палате шла, не веря, что дойду.
Старушка-нянечка, жалев, меня поила с рук.
«Ты, дочка, только в Бога верь, Он слышит сердца стук».

Впадая в боли забытье, мерещилась вода.
Родник журчал в глуши лесной. Искрясь, лилась слеза.
Сквозь бред старушкины слова, как вековой напев:
«Терпи, сердечная, поверь, унынье — это грех».

Закрыв уставшие глаза, я к дому подошла,
Соседка, вздох свой подавив, руками развела
И гордо встала у дверей. Халат и бигуди.
«Не ждали, впрочем, что теперь, давай уж, проходи».

На кухне пьяненький сосед лишь головой качал.
Жевал привычно винегрет, субботу отмечал.
«Да, значит, ты опять жива». Он тяжело вздохнул.
Ладонью вытер красный рот и губы облизнул.

Конечно, верю, не со зла мне вслед проговорил:
«Тебе такой теперь не жить». Он просто выпив был.
Спиной стены тяжелый лед вновь дома ощутить?
Опасен выпивший, он мог не просто пошутить.

Сквозь сон старушкины слова, как вековой напев:
«Терпи, сердечная, поверь, унынье — это грех.
Прости их, милая, прости.
                                         Прощай, молись за всех».

 

 


 

→ Участник проекта СКИФИЯ: Антология сетевой поэзии   

→ Один из авторов книги "Сны о чем-то большем"

современная поэзия стихи, современные поэты, современная поэзия о любви, современная русская поэзия, современная поэзия россии, современная сетевая поэзия, антология современной поэзии, издательство авторам, издательство приглашает авторов, издательство ищет авторов, издательство новым авторам

СКИФИЯ: АНТОЛОГИЯ СЕТЕВОЙ ПОЭЗИИ
СНЫ О ЧЕМ-ТО БОЛЬШЕМ
Издательство "Скифия"
Санкт-Петербург, 2012
ISBN: 978-5-903463-81-7
твердый переплет
формат: 70*108/32
368 стр.
тираж: 1000 экз.
 

 

издание поэзии конкурс на публикацию в новых томах антологии продолжается

→ условия участия

 

 


статьи о музыкеЭто интересно:

Аркадьев Кирилл


г. Москва Аркадьев Кирилл

Писатель и художник. В настоящее время живет и работает в Москве. Творчеством начал заниматься в возрасте двадцати одного года. Именно тогда у Кирилла появилось непреодолимое желание выражать свои мысли и чувства на языке искусства. Публиковался в журнале «Юность».

Подробнее


Авдюкова Ольга


г. Санкт-Петербург Авдюкова Ольга

Стихи пишу для людей и о людях. Стараюсь понять их переживания. Ведь в мире нет правых и виноватых, каждый по-своему прав. Сколько людей — столько мнений. Каждую ситуацию, каждое слово можно истолковать по-разному. Некоторые персонажи — плоды моего воображения, но часть из них в своей основе имеют образы и характеры реальных личностей.

Подробнее


мп-3 скачать бесплатноСлушать музыку:

Louis Armstrong 1954 Plays W.C. Handy

Louis Armstrong 1954 Plays W.C. Handy

Музыкальный альбом Луи Армстронга, в котором он исполняет песни Уильяма Кристофера Хэнди. Первоначально было 2 варианта названия: «Louis Armstrong’s finest record of the 1950s» и «Essential music for all serious jazz collections».

Подробнее


Bob Dylan 1966 Blonde on Blonde

Bob Dylan 1966 Blonde on Blonde

9 место в рейтинге лучшие альбомы мира. Эта пластинка стала еще одним шагом вверх и подняла рок-музыку до уровня настоящего высокого искусства, о котором никто и помыслить не мог прежде. Специально для мирового турне 1978 большинство произведений Дилана 60-х годов было переаранжировано под электро-рок-группу и женский хор.

Подробнее


книжные новинкиХорошие книги:

Фейертаг В. / Диалог со свингом: Давид Голощекин о джазе и о себе

Диалог со свингом: Давид Голощекин о джазе и о себе

Идея Владимира Фейертага написать портрет Давида Голощекина реализовалась в форме беседы с музыкантом. И, благодаря комментариям Фейертага, книга стала подобием concerto grosso, в котором выдающийся солист импровизирует на фоне вечного искусства джаза.


 

Издательство Скифия, Санкт-Петербург, 2009, ISBN: 5-8392-0230-4, формат: 70*108/32 130х165 мм., Твёрдая обложка, 318 стр., тираж: 1000 экз.


Подробнее

Цена: 390 руб.   

Антология поэзии / Синдром случайной рифмы

Синдром случайной рифмы

Тираж книги временно закончен. Но вы можете оставить свою заявку и мы обязательно с вами свяжемся при появлении книги в нашем магазине

Издательство Скифия, Санкт-Петербург, 2010, ISBN: 978-5-903463-31-2, серия: Скифия: Антология сетевой поэзии, формат: 70*108/32 130х165 мм., Твёрдая обложка, 384 стр., тираж: 500 экз.


Подробнее

Цена: 0 руб.   

Выберите один из вариантов:

Проголосуйте с помощью одного из аккаунтов в социальных сетях.

×
Выберите один из вариантов:

Проголосуйте с помощью одного из аккаунтов в социальных сетях.

×