Классическая музыка



Моцарт. Мифы и реалии

Моцарт. Мифы и реалии

Кажется, что короткая жизнь гения, 250-летие со дня рождения которого в этом году отмечает весь западный мир, известна нам вдоль и поперек. О ней написаны книги, поставлены пьесы и сняты фильмы. Завсегдатай Интернета найдет о Моцарте сотни, если не тысячи материалов, и среди них множество энциклопедических статей. И в то же время, ни об одном композиторе, наверное, не сложено столько небылиц и легенд, столько панегирических историй, где абсолютно правдивые сведения перемежаются с полуправдой, а то и с откровенным передергиванием фактов. О некоторых таких случаях мы и расскажем сегодня.

Музыка Моцарта прекрасна, но человек, ее создавший, отнюдь не был пустым сосудом, по воле случая и Всевышнего этой музыкой наполненным. Моцарт был именно человеком, а не ангелом, что нисколько не умаляет его величия. И окружали его не ангелы и не злые демоны, а люди. Большинство из них, разумеется, уступало ему в масштабе таланта, а некоторые и вовсе дарованиями не блистали. И порой не умели полновесно оценить его масштаб. Но картина жизни будет только богаче, если гений на ней не будет выглядеть бесплотным и безгрешным, а его окружение - сплошным серым или даже черным фоном.

"Гуляка праздный..."

Слова эти в маленькой трагедии Пушкина говорит о Моцарте его антипод (по Пушкину же!) - Сальери. Но они не опровергаются в самой пьесе ни действием, ни какими-то высказываниями противоположного толка. Это Сальери суждено поверять алгеброй гармонию, это он ремесло поставил подножием искусству. Моцарт - божественный посланец, который "несколько занес нам песен райских". Божественному же посланцу трудиться в поте лица не пристало.

Представьте себе, что вам нужно не сочинить, а просто переписать оперу. Со всеми ее оркестровыми голосами, с партиями солистов. И сделать это надо пером, то и дело макаемым в чернильницу. Нередко встречаются такты, где только у одного инструмента до 32 нот, каждая из которых - это точка (музыканты называют ее головкой), вертикальная палочка (штиль) и три горизонтальных соединительных линии. А по дороге еще мелкие украшения-форшлаги, то есть дополнительные ноты. Таких голосов в партитуре 12-16, а тактов - сотни. Представили? Скоро премьера, надо поторопиться. У вас будет время праздно шататься в эти дни? Теперь вспомните о фантастическом количестве сочинений Моцарта - свыше 600 наименований в "Указателе Кёхеля". И все это за неполные 30 лет, ведь первые пьесы датируются 1761 годом!

Разумеется, сочинялось все это очень быстро. Значит, легко? Но результат не выглядит столь уж феноменальным, если посмотреть на списки сочинений современников Моцарта. У него 41 симфония? У Гайдна их 104. Конечно, они написаны за большее количество лет, но большее отнюдь не в два с половиной раза. У Моцарта 15 опер? У Сальери, того самого, который, если верить Пушкину, поверял алгеброй каждую гармонию, опер около 40. Хотя в последний период жизни, длившийся около четверти века, он не сочинил ни одной оперы.

И еще о поверке гармонии алгеброй. Музыка вообще искусство более "технологическое", чем стихосложение. Более того, можно сочинять стихи, не умея отличить ямб от хорея (правда, сам Пушкин не в пример герою своего романа в стихах в поэтических размерах явно разбирался). Но создать более или менее масштабное музыкальное произведение, не имея понятия о контрапункте, об инструментовке попросту невозможно. Полифония же часто основана на математических выкладках, что твоя алгебра. А чтобы сразу же не обмишуриться, нужно, например, знать даже не алгебраические, а вполне арифметические вещи: что скрипка не может сыграть аккорды из восьми звуков, а гобою и двойные ноты недоступны. И это только азы. А сколько всяких технических тонкостей! Представление о том, что Моцарту все эти знания свалились в голову свыше в готовом виде, - романтический миф.

Сначала с ним занимался отец, сам отличный композитор и скрипач. Потом, когда мальчик путешествовал по Европе в качестве "музыкального чуда", сопровождавший его отец не упускал случая взять для сына уроки у виднейших музыкантов и педагогов того времени. В Англии юный композитор и клавесинист совершенствовался у Иоганна Кристиана Баха, известного в истории как "лондонский Бах", в Италии - у падре Мартини, учениками которого были знаменитые музыканты XVIII века. Не говоря уже о том, что Леопольд Моцарт неустанно штудировал с сыном произведения мастеров своего и предшествующего времени. Подчеркиваем, не просто слушал их с ним, а изучал, поверяя их гармонию алгеброй не хуже пушкинского Сальери (кстати, реальный Сальери как раз в этом смысле наверняка был похож на персонажа маленькой трагедии, хотя ядов никому и не подсыпал).

Да, Вольфганг Амадей, судя по его письмам, был не прочь и подурачиться, и в бильярд сыграть (к вопросу о бильярде мы еще вернемся). Но чаще всего после этого он не заваливался спать, а садился за написание очередной партитуры. Заказчики ведь не простили бы проволочки.

Зловредный князь-архиепископ

моцарт, биография моцарта, музыклаьная литература, история музыкиАрхиепископов в дни Вольфганга Амадея в Зальцбурге случилось два. И у обоих Моцарты служили. Первый архиепископ, Сигизмунд, сквозь пальцы смотрел на их поездки по Европе. Сменивший его граф Иероним Коллоредо отнюдь не склонен был позволять своим музыкантам такие вольности, о чем мы читаем во всех биографиях Вольфганга Амадея. И это действительно так. Разве что требуется точнее расставить некоторые акценты. Имея дело с музыкантами, это не вредно.

При Сигизмунде Леопольд Моцарт, как только обнаружился необыкновенный талант его сына, практически перестал трудиться в княжеской капелле, вице-капельмейстером которой являлся с 1763 года. Да и обязанности придворного композитора (эту должность он занимал с 1757 года) исполнял не очень исправно. Судите сами.

В январе 1762 Леопольд повез своих чудо-детей - дочь Анну-Марию (родные называли ее Наннерль, она была старше брата на 5 лет) и Вольфганга - в Мюнхен, где они играли в присутствии баварского курфюрста, а в сентябре - в Линц и Пассау, оттуда в Вену, где они были приняты при дворе и дважды удостоились приема у императрицы Марии Терезии. Это путешествие положило начало целому ряду концертных поездок, которые продолжались с небольшими перерывами в течение десяти лет.

Вот их расписание. Из Вены Леопольд с детьми двинулся по Дунаю в Прессбург (ныне Братислава, Словакия), где они пробыли с 11 по 24 декабря, а затем к рождественскому сочельнику вернулись в Вену. В июне 1763 года Леопольд, Наннерль и Вольфганг начали самую длинную из их концертных поездок: они вернулись домой в Зальцбург лишь к концу ноября 1766 года. Мюнхен, Людвигсбург, Аугсбург, Шветцинген (летняя резиденция пфальцского курфюрста)... 18 августа Вольфганг дал концерт во Франкфурте, где исполнил скрипичную партию в своей новой сонате для скрипки и клавесина (до этого он выступал публично только как клавесинист). Затем последовали Брюссель и Париж, в котором семья провела всю зиму 1763-1764 года. Моцарты были приняты при дворе Людовика XV во время рождественских праздников в Версале.

В апреле 1764 года семейство отправилось в Лондон. Моцартов торжественно принимал король Георг III. Как и в Париже, дети давали публичные концерты, Вольфганг демонстрировал свои поразительные способности. В июле 1765 года семья покинула Лондон и направилась в Голландию (в сентябре в Гааге Вольфганг и Наннерль перенесли тяжелое воспаление легких, от которого мальчик оправился только к февралю).

Затем они продолжили турне: из Бельгии в Париж, далее в Лион, Женеву, Берн, Цюрих, Донауэшинген, Аугсбург и, наконец, в Мюнхен.

30 ноября 1766 года Моцарты вернулись в Зальцбург. Казалось бы, пора заняться и своими прямыми обязанностями? Нет, Леопольд строит планы следующей поездки. Она началась в сентябре 1767 года. Вся семья прибыла в Вену, где в это время свирепствовала эпидемия оспы. Болезнь настигла обоих детей в Ольмюце (ныне Оломоуц, Чехия), где им пришлось остаться до декабря. В январе 1768 года они добрались до Вены и снова были приняты при дворе.

Целью следующей задуманной Леопольдом поездки стала Италия - тогдашняя оперная "Мекка". После 11 месяцев занятий и подготовки к поездке, проведенных в Зальцбурге, Леопольд и Вольфганг начали первое из трех путешествий через Альпы. Они снова отсутствовали более года (с декабря 1769-го по март 1771-го).

Весну и начало лета 1771 года Вольфганг провел в Зальцбурге, но в августе отец и сын опять выехали в Милан для подготовки премьеры новой оперы Моцарта-младшего, "Митридат, царь понтийский".

Целью всех этих многочисленных поездок была не только демонстрация чудо-детей, хотя на этом и были заработаны какие-то деньги (заботливый отец при этом не считался даже с угрозой для здоровья своих вундеркиндов, хотя, как свидетельствуют его письма жене, очень переживал при этом). Главное, Леопольд надеялся найти для сына более престижное место работы, чем служба у зальцбургского архиепископа. Например, в Милане, где было организовано празднество в честь бракосочетания эрцгерцога Фердинанда, он предпринял попытку пристроить Вольфганга к тому на службу. Но эрцгерцог получил от императрицы Марии Терезии письмо из Вены, где венценосная дама в весьма сильных выражениях заявляла о своем недовольстве Моцартами, до того пытавшимися устроиться при венском дворе. Не преуспел Леопольд в своих попытках и при других дворах. Они с Вольфгангом вынуждены были вернуться в Зальцбург.

И все это время Сигизмунд безропотно терпел отсутствие концертмейстера своей капеллы! Но в самый день их возвращения, 16 декабря 1771 года, старый князь-архиепископ скончался. Пришедший ему на смену граф Иероним Коллоредо милостиво принимает не только блудного отца, но и его сына. Молодого композитора берут на службу с годовым жалованьем в 150 гульденов (о том, много это или мало, - чуть ниже). Считается, что граф в дальнейшем не терпел длительных отлучек Моцартов. И это так. Тем не менее, он тут же дает разрешение на поездку новоиспеченного концертмейстера своей капеллы с его отцом в Италию.

Третье итальянское путешествие продолжалось полгода - с октября 1772-го по март 1773 года. Леопольд пытался заручиться покровительством великого герцога флорентийского, своего тезки, но опять безрезультатно. Предприняв еще несколько попыток устроить сына в Италии, Леопольд осознал свое поражение, и Моцарты покинули эту страну, чтобы более туда не возвращаться.

Тогда Леопольд и Вольфганг в третий раз попытались обосноваться в австрийской столице. Они оставались в Вене с середины июля по конец сентября 1773 года. И только снова потерпев неудачу, они возвращаются в Зальцбург. После этого Вольфганг почти четыре весьма плодотворных года проводит в родном городе, лишь один раз выехав в Мюнхен, для подготовки премьеры своей оперы "Мнимая садовница".

Разумеется, с точки зрения поклонников музыки, живущих в последующие времена, граф Коллоредо должен был платить Вольфгангу Амадею деньги только за то, что он Моцарт, позволяя ему при этом делать что угодно и ездить куда угодно. Однако беда в том, что граф, в отличие от нас, не знал, что его придворный музыкант - не просто талант, каких немало, а гений. Его собственный музыкальный вкус, видимо, был не очень высоким, хотя княжескую капеллу, заметим, он содержал. Вдобавок ему было известно, что никто этого заносчивого юношу на службу брать не торопится. Может, потому, что Моцарт того и не заслуживает? Прежде чем бросить в графа камень, скажите, положа руку на сердце: а вы способны увидеть потенциального Моцарта среди современных вам композиторов? Ах, среди них такого быть не может? Вот и граф Коллоредо полагал, что если его слуга быстро сочиняет симфонии и дивертисменты, квартеты и концерты, оперы и кассации, это ни о чем не говорит. Вон у нас служит Михаэль Гайдн, брат знаменитого Йозефа, капельмейстера князя Эстерхази. Он чем хуже? Тоже пишет недурственную музыку, но никуда при этом не рвется, не дерзит и вообще знает свое место. А будь вы директором современного симфонического оркестра, вы потерпели бы, что ваш концертмейстер постоянно хочет куда-то ехать, да еще, не скрывая этого, так и смотрит на сторону? А тут ведь не просто директор - хозяин. Который хочет иметь свое за свои деньги. Конечно, если бы он почитал Пушкина, то, может, вел бы себя иначе. Но Пушкин еще не родился...

Первым не выдержал не граф, а Вольфганг. В 1777 году он уволился и отправился искать счастья сначала в Германию, а потом во Францию. Его сопровождала мать, так как отец теперь боялся потерять место. За время почти трехлетнего путешествия Моцарт несчастливо влюбился в старшую сестру своей будущей жены Алоизию Вебер (она предпочла ему актера и художника Ланге), потерял мать, которая скоропостижно умерла в Париже, написал множество сочинений, одно лучше другого. Расхожее мнение гласит, что он уже не пользовался успехом, как во времена своего детства. Что и понятно: цирк многие предпочитают серьезной музыке, а в выступлениях вундеркинда, да еще демонстрирующего всякие фокусы, типа игры на закрытой платком клавиатуре, есть что-то именно от цирка. Тем не менее, сказать, что произведения Моцарта теперь не привлекали внимания никак нельзя. Впечатление же неуспеха этой поездки вызвано тем, что Моцарту снова не удается нигде устроиться на постоянную службу. Концерты ему устраивают, сочинения издают, хвалят, но не более того. Почему? Не понимают, с кем имеют дело? Может, кое-кто и понимает, но не увольнять же ради молодого гения других музыкантов...

Униженный Моцарт возвращается в Зальцбург. И что же граф? Он торжествующе заявляет бывшему концертмейстеру своего оркестра что-нибудь типа: "Так пойди же попляши"? Нет, он снова берет молодого музыканта на службу. Правда, теперь в качестве придворного органиста, обязанного к тому же писать музыку для церковной службы. Некоторые считают это своего рода понижением в должности. Судя по жалованью, дело обстояло совсем не так. Моцарт получает теперь годовой оклад в 500 гульденов. А его новой композиторской повинности мы обязаны появлением ряда прекрасных месс. Что не мешает ему написать и новую оперу, "Идоменей", для Мюнхена. На подготовку ее представления архиепископ отпустил Моцарта со скрипом. А после триумфально прошедшей в 1781 году премьеры потребовал немедленного прибытия своего музыканта в Вену, куда явился со всей своей челядью для участии в коронации нового императора, Иосифа II.

Именно в Вене конфликт между композитором и его хозяином достиг пика. Мы знаем о нем исключительно по письмам Моцарта к отцу. В которых Коллоредо, разумеется, выглядит невежей и распоясавшимся хамом, защищенным от достойного ответа только высоким социальным положением. Гений в споре всегда прав. Но согласитесь, что и Коллоредо во всей этой истории, если отстраниться от нашего пристрастного к нему отношения, выглядит не таким уж законченным монстром.

Почему Моцарт погряз в долгах?

Один из самых устойчивых мифов о Моцарте гласит, что, оставшись в Вене и перейдя на вольные хлеба, он поначалу пользовался успехом, но потом венская знать к нему охладела, поэтому композитор погряз в долгах и умер в нищете.

Некоторое охлаждение действительно имело место, и долгов к концу 1780-х годов было много, но причиной их, как убеждены многие биографы Моцарта, было не отсутствие доходов, а беспечность Вольфганга Амадея в финансовых вопросах и мотовство его жены, Констанцы.

Австрийские историки музыки утверждают, что Моцарт в 1783 году заработал 5763 гульдена (или флорина, как еще называли эту денежную единицу), а его долги исчислялись 2 тысячами гульденов. Суммы, полученные Вольфгангом позднее, в 1790 и 1791 годах, были лишь чуть ниже, чем в те же годы зарабатывал Йозеф Гайдн, один самых обеспеченных музыкантов своего времени. Наряду с гонорарами Моцарт получал ценные подарки, которые чаще всего сразу продавал...

Для сравнения: доходы состоятельного мещанина или аристократа не высшего уровня во времена Моцарта колебались между 10 и 20 тысячами гульденов в год. Но годовое жалование чиновников на высоких постах равнялось примерно 4 тысячам. Годовой оклад главного хирурга Венской новой больницы составлял 1200 гульденов. А, например, служанке или горничной в Вене платили в год 33-36 гульденов...

Биографы упоминают и единичные экстра-гонорары Моцарта. Такой, например, был уплачен ему в 1787 году в Праге за оперу "Дон Жуан" - 100 дукатов (венецианские дукаты в Вене применялись как единица счета, когда речь шла об особенно крупных суммах; дукат равнялся 4,22 гульдена). Автор либретто Да Понте получил 50 дукатов. Вспомним, что у графа Коллоредо Моцарт до 1777 года получал лишь 150 гульденов (не дукатов!) в год.

Рекордную сумму - 1 тысячу дукатов - Моцарту уплатило венское издательство "Artaria" за 6 струнных квартетов, которые автор посвятил высоко чтимому им Гайдну.

По приказу императора опера "Дон Жуан" в 1788 году была включена в репертуар венского "Бургтеатер". Моцарту, который сам дирижировал спектаклями, платили по 225 гульденов за каждое представление, хотя вообще-то это не было принято - композиторы обычно дирижировали своими операми бесплатно.

Еще одна крупная сумма, 900 гульденов, досталась Моцарту за оперу "Так поступают все", написанную в 1790 году.

В беседах с друзьями Моцарт жаловался, что он лишен постоянного, гарантированного заработка. Придворным капельмейстером был Сальери (а нам до сих пор рассказывают сказки, что Сальери завидовал Моцарту). Но когда в октябре 1787 года скончался Глюк (он был единственным среди музыкантов в Вене, который получал почетную пенсию - 2 тысячи гульденов в год), Моцарт был принят на освободившийся пост придворного камерного музыканта с годовым жалованием 800 гульденов. Обязанности "камермузикуса" не были четко оговорены, но они не считались особенно обременительными. Задача сочинить 15-20 новых менуэтов и "немецких танцев" к каждому балу в "Зале редутов" не отнимала у Моцарта много времени.

Многие биографы считают, что если бы чета Моцартов рационально использовала суммы, которые композитор зарабатывал, она могла бы не только жить в достатке, но и приобрести совсем неплохой дом. Откуда же взялись долги?

Констанца, пока Моцарт находился на пике своей славы, без оглядки транжирила деньги, покупая шикарную мебель, дорогие украшения, модные гравюры. Немалых сумм стоили и ее регулярные поездки на курорт в Бадене для лечения ног (к слову, после смерти Моцарта Констанца как-то сразу забыла об этой болезни). Моцарт обожал жену и давал ей деньги без счета, но и сам тратил их так же. Он приобрел хорошего коня и по утрам совершал верховые прогулки в живописных окрестностях Вены. Венская знать до 1788 года часто приглашала Вольфганга выступать в своих домах, и он, стремясь являться к вельможам с подобающим шиком, обзавелся собственной каретой. Правда, в конце жизни ему пришлось продать ее и отказаться от верховой езды. 7 октября 1791 года он писал в письме Констанце, находившейся на курорте: "Сыграв две партии на бильярде, заказав чашку кофе и с большим удовольствием выкурив трубку хорошего табака, я сегодня продал коня за 14 дукатов".

Одежда, которую покупал композитор (например, элегантные красные сюртуки, в которых он изображен на портретах, пользующихся широкой известностью), была доступна лишь богачам. Да и Констанца при покупке одежды и обуви выбирала только самые дорогие вещи. Много денег уходило на парики, которых у Моцарта и его супруги была целая коллекция.

За отличную квартиру на венской улице Домгассе Вольфганг платил 460 гульденов в год. В ней он поставил дорогой бильярдный стол и проводил около него с друзьями изрядное количество времени. Осенью 1790 года семья переселилась в более дешевую квартиру на улице Раухенштайнгассе за 330 гульденов в год. Здесь композитор и умер в ночь на 5 декабря 1791 года. Между прочим, и эта квартира была не такая уж плохая и маленькая. Во всяком случае, в ней хватало места и для бильярдного стола...

Неумеренные расходы беспечных супругов привели к тому, что они к концу жизни Моцарта действительно были в долгах как в шелках. Не случайно Вольфганг взялся за такую весьма непрестижную работу, как сочинение Реквиема, который по условиям заказа должен был исполняться под чужим именем.

За два года до смерти Моцарт стал бомбардировать письмами Михаэля Пухберга (с которым познакомился и подружился после того, как в 1784 году вступил в масонскую ложу), умоляя его дать деньги взаймы. На что? На кусок хлеба? Нет. "Мне срочно нужны не менее 500 флоринов, - писал он, например, - чтобы оплатить поездку жены на курорт". Пухберг, торговавший дорогими тканями из китайского шелка, хорошо разбирался в музыке и боготворил земляка Вольфганга. Он неоднократно давал композитору взаймы сначала крупные, затем все более скромные суммы. Сначала он верил обещаниям Моцарта вернуть долги, но позднее убедился, что получить деньги назад не суждено. Правда, некоторые биографы Моцарта утверждают, что Констанца уже после смерти мужа расплатилась с Пухбергом. Другие сомневаются в этом. Так или иначе, известно, что Пухберг скончался в 1822 году в Зальцбурге в полной нищете...

Чего, в общем-то, нельзя сказать о Моцарте. Версия о его безнадежной бедности в конце жизни пошла от первых биографов композитора, Ф. Немечека и Г. Ниссена. Первый был другом семьи Моцартов, и после смерти композитора воспитывал у себя и на свои средства двух его сыновей. Второй, датский дипломат в Вене, стал мужем Констанцы. Оба писали о бедности Моцартов именно с ее слов. Она же, твердя об этом везде и всюду, просто добивалась материальной поддержки. Сначала от покровителя Моцарта барона ван Свиттена, который оплатил похороны Моцарта. Потом со стороны императора, в результате чего получила пособие в размере трети жалования покойного, хотя подобная пенсия ей не полагалась. В 1800 году вдове удалось продать партитуры всех произведений Моцарта. А после смерти ее второго мужа к этим деньгам прибавилась еще и пенсия от властей Дании.

Любопытно, что, познакомившись с Ниссеном в 1795 году и живя с ним с 1797-го, Констанца лишь 17 лет спустя после смерти Моцарта официально вышла за датчанина замуж. Ведь имя Моцарта к тому времени стало столь славным и доходным, что отказаться от него ей очень не хотелось. После смерти Вольфганга она наконец сделалась очень практичной...

Виктор Лихт, Юлиус Финкельштейн


статьи о музыкеЭто интересно:

Скрипичные концерты ХХ века

Скрипичные концерты ХХ века

Эссе про концерт Берга; письма о концертах Стравинского и Шёнберга; записка о Втором концерте Бартока. Нaвeрнoe, мoжнo в кaждoй эпoхe нaйти мнoжeствo тeкстoв и худoжeствeнных прoизвeдeний, пoсвящeнных oплaкивaнию или прoклятию этoй эпoхи — кaк «умирaющeй», «ухoдящeй», «зaкaтившeйся».

Подробнее


Музыка эпохи барокко

Музыка эпохи барокко

Сочинительские и исполнительские приемы периода барокко стали неотъемлемой и немалой частью музыкального классического канона. Произведения того времени широко исполняются и изучаются. В эпоху барокко родились такие гениальные произведения, как фуги Иоганна Себастьяна Баха, «Времена года» Антонио Вивальди.

Подробнее


мп-3 скачать бесплатноСлушать музыку:

Thelonius Monk 1959 5 by Monk by 5

Thelonius Monk 1959 5 by Monk by 5

Это был экспортный вариант, стоивший по тем временам немалые деньги. А вообще сначала я собирался купить «престижевскую» пластинку Реда Гарланда, но владелец магазина отговорил меня; «Молодой, а слушаешь всякую муть. Лучше послушай вот это».

Подробнее


Marvin Gaye 1971 What's Going On

Marvin Gaye 1971 What

6 место в рейтинге лучшие альбомы мира. What’s Going On стал вехой в истории ритм-энд-блюза, обозначив разрыв исполнителя со стилем и содержанием своих предыдущих пластинок. На этой записи упор сделан на ударные, звучание обогащено мотивами джаза и классической музыки, результатом является на удивление утончённый и пластичный саунд, навсегда изменивший музыку соул.

Подробнее


книжные новинкиХорошие книги:

Кан А. / Пока не начался JAZZ

Пока не начался JAZZ

"Пока не начался Jazz" - первая книга об отечественном ново джазовом движении 70-80-х годов. Очевидец и инициатор большинства описываемых событий, Александр Кан - музыкальный критик, "гуманитарный связной" между рокерами и джазменами ленинградского андеграунда, радиоведущий ВВС и просто Слушатель с большой буквы.

Издательство Амфора, Санкт-Петербург, 2008, ISBN: 978-5-367-00708-4, формат: 70*100/16 170х240 мм., Твёрдая обложка, 280 стр., тираж: 5000 экз.


Подробнее

Цена: 480 руб.   

Ждан Ю. / Я и шизофрения, или Забудьте про диагноз

Я и шизофрения, или Забудьте про диагноз

Автор рассматривает эту тяжелую болезнь с двух сторон — как человек, который сам прошел через это и стал совершенно здоровым, и как психолог, получивший углубленное образование по этому вопросу. Все описанные методики, механизмы их применения и действия глубоко прочувствованы и проработаны автором как человеком и как специалистом.

Издательство Скифия, Санкт-Петербург, 2014, ISBN: 978-5-00025-029-7, формат: 60*90/16 145х215 мм., Мягкий переплёт, 160 стр., тираж: 500 экз.


Подробнее

Цена: тираж закончился руб.   

Выберите один из вариантов:

Проголосуйте с помощью одного из аккаунтов в социальных сетях.

×
Выберите один из вариантов:

Проголосуйте с помощью одного из аккаунтов в социальных сетях.

×