Опера и балет



Франко Корелли. Самый красивый мужчина оперной сцены

Франко Корелли. Самый красивый мужчина оперной сцены

Герберт Караян, говоря о Франко Корелли, однажды выразился так: "Этот голос возвышается над всем; голос грома, молнии, огня и крови". Это - одно из наиболее удачных изречений Караяна. Франко Корелли стал одним из  наиболее потрясающих голосов и самых красивых артистов на оперной сцене за всё пост-военное время.

Слухи, инсинуации, анекдоты - это тот "строительный материал", из  которого складывается образ звезды во мнении публики, и последний героический тенор нашего времени - Франко Корелли - здесь, разумеется, исключением не является. Говоря о Корелли, очень трудно определить правду от вымысла. Корелли очень харизматичный, загадочный и непростой человек. Открытый, великодушный и щедрый по отношению к друзьям, он ревниво охранял свою частную жизнь от непрошенных вторжений и расспросов все годы, что был знаменитостью. 

Даже единственная его официальная биография ("Franco Corelli, Un uomo, Una Voce" Марины Боаньо) - неизвестно уж, из каких соображений, пишет:  "Era una bella notte di primavera…" - была прекрасная весенняя ночь. И возможно, именно этой прекрасной ночью и появился на свет в Анконе Франко Корелли... Иные источники называют дату: восьмое апреля 1921 года. Наверное, так оно и есть!

Надо сказать, что Корелли практически всю свою исполнительскую жизнь посвятил выступлениям на оперной сцене: его сольные концерты были очень редки. Франко не получал систематического музыкального образования - почти классический пример "самоучки", многие знания он черпал от друзей,  учившихся в консерватории. Учился Корелли на родине Россини, в Пезаро. Для развития верхнего регистра некоторое время стажировался у Лаури-Вольпи. Он дебютировал в Сполето: с помощью маэстро Оттавио Дзино 26 августа 1951 года в роли Дона Жозе (Кармен пела Лючия Даниеле). Последовал громкий успех; Корелли тут же провозгласили (причём, совершенно справедливо!) тенором с необычайным голосом, полным силы и блеска. Но импресарио не заспешили к нему с контрактами: пришлось ещё долго убеждать дирекцию Римской оперы, чтобы она ангажировала "неизвестного тенора". Тридцать первого декабря 1952 года он выступил в "Джульетте и Ромео" Дзандонаи с Мерчедес Фортунати; за дирижёрским пультом стоял его друг и наставник, маэстро Дзино. Три спектакля собрали необычайный урожай хвалебной критики. 

После четырёх месяцев без работы он вновь возвращается в Рим для единственного спектакля "Адрианы Лекуврёр", где поёт с Марией Канилья, Мариа Бенедетти и Тито Гобби. Именно после этого спектакля, говорят, директор Римской оперы произнёс: "Да, с ним стоило рисковать"! Франко остался с компанией, приняв участие в летних сезонах в Термах Каракаллы, для роли Дона Жозе. Двенадцатого июля он пел с Пиа Тассинари; после громадного успеха в четырёх спектаклях он поёт Дона Жозе в Триесте, на сей раз - с Джульеттой Симионато. Затем следуют выступления в Сан Ремо и, в октябре - в Турине.

Римская опера поняла, что из себя представляет Корелли, и упускать его не хотела. Четырнадцатого декабря он пел в "Борисе Годунове" с Борисом Христовым. Их взаимоотношения, с самого начала сложившись очень непросто, закончились страшным конфликтом в Риме в 1958 году - после него артисты уже никогда не появлялись на сцене в одном спектакле… После своего дебюта в "Кармен" в палермском театре "Массимо" 20 февраля 1953 года Корелли вновь в Риме: на сей раз - для мировой премьеры оперы Гуеррини "Энея", выступая в составе с Антониэттой Стеллой и Христовым. Исполнение было оценено высоко, но сама опера была принята крайне прохладно и снята с репертуара после двух представлений. Девятого апреля этого же года Корелли впервые спел в одном спектакле с Марией Каллас: в Риме они исполнили "Норму". Все исполнители - Федора Барбьери, Джулио Нери и Габриэле Сантини - получили блистательную критику и фантастический приём публики после каждого спектакля. А 26 мая Корелли дебютировал на Maggio Musicale Fiorentino в первой итальянской постановке прокофьевской "Войны и мира" (или, скорее, "Guerra e Pace"). Состав был "неслаб", уж во всяком случае: Розанна Картери,  Федора Барбьери, Этторе Бастьянини, Мирто Пикки, Ренато Капекки… - вызовы на поклоны после спектаклей были бесконечными. Второго июля в Термах Каракаллы Франко дебютировал в роли Канио. Затем в Равенне он спел Радамеса "в компании" с Катериной Манчини, Николаи и Нери. В Триесте 19 ноября он вновь пел Поллиона в "Норме" - с Каллас, Николаи и Христовым. Успех был поистине огромным.

 В сентябре 1954 Корелли записал "Паяцев" для RAI в Милане, затем спел несколько "Кармен" в Ровиго и Болонье, после чего устроил себе перерыв на несколько месяцев для подготовки к дебюту в "Ла Скала". Седьмого сентября в "Весталке" Спонтини Корелли, Мария Каллас, Эбе Стиньяни, Никола Росси-Лемени - вместе с постановщиком Лукино Висконти - познали такой триумф, который стал выдающейся вехой в истории прославленного театра. Свою долю успеха, разумеется, получил и маэстро Антонио Вотто - пять спектаклей прошли буквально с истерическим успехом. В довольно-таки противоречивой книжке Арианны Стассинопулос "Мария Каллас: женщина за легендой", заявляет что "она стала ревниво относиться к Франко Корелли, молодому тенору - дебютанту Ла Скала, убеждая себя, что Виско ("нескрывающийся" гомосексуалист) был просто влюблён в Корелли". На самом деле, думается, именно Каллас сыграла решающую роль в том, что её партнёром стал именно Корелли: в то время одного её слова было достаточно,  чтобы в Скала ей тут же поменяли партнёра… Стассинопулос продолжает в том духе, что Каллас стала ненавидеть Корелли за то, что он был красив - а она, дескать, подозрительно относилась к красивым людям… Надо просто отметить, что никогда, ни при каких обстоятельствах, ни Мария Каллас, ни Франко и не подумали сказать друг о друге худого слова.

Первое выступление Корелли в "Девушке с Запада" состоялось в  венецианском Театро Фениче 26 января 1955 года. Летом этого же года он дебютировал в Арене ди Верона в "Кармен" (с Симионато), и в "Аиде". В  октябре Корелли, Канилья и Гуэльфи поют "Тоску" в Турине. Любопытно, что Корелли, любивший экспериментировать с самыми разными партиями, в этом же сезоне поёт в Риме Сесто ("Юлий Цезарь" Генделя). Рецензии были фантастическими. В феврале 1956 года Франко Корелли вновь выступает в "Кармен" с Симионато - на сей раз в Венеции, в компании с совсем молодой Ренатой Скотто и Гуэльфи. Четвёртого апреля состоялось его выступление в Скала в "Девушке с Запада" - запись этого спектакля была впоследствии выпущена множество раз, разными фирмами - на пластинках и CD (партнёрами Корелли  были Джильола Фрадзони и Тито Гобби). 

Двадцать первого мая Каллас и Корелли встретились вновь - в эпическом, легендарном представлении "Федоры" Джордано… Долго муссировались слухи, что-де Корелли имеет запись этого спектакля, во что трудно поверить. На деле это было одним из тех немногочисленных выступлений Каллас в Скала,  что остались не записанными на аудио. Корелли говорил: "Невозможно представить, что это значило для меня, новичка на оперной сцене, всего во второй мой сезон в Скала, работать с Каллас. Я столько выучил, столько понял… Мария была очень внимательна ко мне и старалась помочь везде, чем могла. И помогла: она была настолько вовлечена во внутреннюю жизнь оперы, что увлекла и меня тоже. Я чувствовал, что обязан "отвечать"; и я работал  очень напряжённо, как никогда раньше - может быть, не полностью осознавая,  что я делаю, но совершенно отчётливо чувствуя необходимость этого". 
 …В августе - "Тоска" на Арена ди Верона с Фрадзони и Гобби. Затем,  после некоторого отдыха - "Юлий Цезарь" в Скала, премьера - 10 декабря.  Вирджиния Дзени, Симионато, Росси-Лемени и Гавадзени - за пультом. Вновь - буря статей в газетах, на разные лады расхваливающих как и вокальные достоинства певца, так и его великолепный внешний облик на сцене. Закончился год в Скала "Аидой" со Стелла, Симионато, Дино Донди и Николой Дзаккариа. В это время Ди Стефано переживал вокальный кризис, а Дель Монако пел лишь Отелло да - от случая к случаю - Эрнани. Таким образом,  утвердилась международная репутация Франко Корелли, как итальянского тенора "номер один".

1957 год начинается для Франко "Паяцами" в Скала, затем - Рим: "Аида" с Черквети, Симионато, Гуэльфи и Нери. "Девушка с Запада" в Неаполе с  Марией Канилья. Однако именно этот год ознаменован для Франко и другим: в его жизни появляется Лоретта ди Лейло. Поначалу она возникает в образе Тебальдо в "Дон Карлосе". Лоретта - дочь одного из ведущих итальянских басов того времени, имевшего серьёзную международную карьеру Умберто ди  Лейло: он специализировался на ролях "буффо", но так же с успехом выступал и в вердиевских ролях в театрах Европы. Лоретта получила серьёзное музыкальное образование, дебютировала в Риме в 1941 году, и пела, в основном, роли второго плана: флору в "Травиате", Инес в "Трубадуре", и т.д. По рассказам, бывали в их жизни грозовые сцены и за кулисами, и вне театра - но брак, несмотря ни на что, благополучно сохранился. В мае Франко пел в Лиссабоне "Хованщину" с Христовым и "Тоску" в  Мадриде, после чего (15 мая) дебютировал в партии Радамеса в Венской Штаатсопер (Стелла, Симионато, Протти и Никола Дзаккариа). Затем он опять возвращается в Лиссабон - на сей раз для "Симона Бокканегра" с Поббе, Гобби и Христовым. Двадцать седьмого июня состоялся долгожданный дебют Корелли в Лондоне: в Ковент Гарден он выступил в "Тоске" с Зинкой Милановой и Гаэтано  Гуэльфи. Однако и критика, и публика отнеслись к Корелли довольно прохладно - и все последующие годы Франко старался исключить этот город из своих гастрольных планов…

После Лондона Корелли вернулся в Италию, где в Арене ди Верона имел триумфальный успех в "Норме" вместе с Черкветти, Симионато и Нери. Затем он пел в "Кармен": пять спектаклей в Вероне, затем - в Термах Каракаллы, где Франко также спел в "Андре Шенье", "Тоске" и "Аиде". Осень Корелли провёл в Испании, где, кроме ролей своего обычного репертуара, в Овеидо он спел в опере, которая нечасто появлялась в его репертуаре - "Федоре" Джордано. После спектаклей "Девушки с Запада" в Ливорно и "Шенье" в Бергамо, тенор отправился в Рим для участия в гала-открытии сезона - да, "той самой" "Нормы" с Марией Каллас… Второго января 1958 года "Норма" торжественно открывала сезон в Риме;  среди публики находился президент Италии, Джованни Гронки. Через час после поднятия занавеса открытие сезона со скрежетом застопорилось после того, как Мария Каллас, сославшись на нездоровье, сказала, что не в состоянии продолжить выступление, и покинула театр. Корелли, Мириам Пирадзини, Джулио Нери и Габриэле Сантини было объявлено, что спектакль прерван - и в зале Римской оперы вскоре погас свет… Вся Италия - особенно, разумеется, в этом преуспела пресса - усмотрела в отмене спектакля оскорбление Президента и нации в целом. Марии Каллас немедленно сообщили, что услуги её больше не требуются, и через два дня Анита Черкветти появилась на сцене Римской оперы - встреченная такой овацией, которой, наверное, стены этого оперного театра не слышали за всю свою историю… Черкветти пришлось "мотаться" между Римом и Неаполем, где она уже начала выступления в  соответствии со своим контрактом.

А мир упивался "скандалом Каллас". Среди артистов, выступивших в защиту  Марии, когда дело дошло до судебного разбирательства, были Корелли и Симионато. Они оба ярко, искренне и горячо говорили, как честно и  неподкупно относится "дива" к своей работе; о том, насколько она дружелюбна к коллегам и всегда готова прийти на помощь… Решение суда склонилось в пользу Каллас: было принято решение о "полюбовном" разрешении  конфликта. Франко полагал, что всяческие тяжбы в его биографии закончены… Три недели спустя, во время репетиций "Дона Карло", Борис Христов, которого сознательное равнодушие к драматической ситуации в сцене аутодафе заставляло буквально кипятиться от гнева, выхватив шпагу, с такой яростью  бросился на Корелли, что всем присутствовавшим стало ясно, что ничего  хорошего в ближайший момент ожидать не приходится… Серьёзно рискуя, Тито Гобби бросился между двумя "протагонистами", и ему удалось остановить конфликт - в противном случае, неизвестно, чем бы закончившийся. Сантини  пытался выступить в роли посредника - но Христов отверг любые попытки примирения с Корелли. Великий и очень темпераментный бас в гневе оставил театр, чуть позже известив Сантини, что от участия в постановке он отказывается вообще.

 Христова заменил Марио Петри - к расстройству менеджмента, поскольку все билеты на все спектакли были уже давно проданы. В спектакле также принимали участие Стелла, Нери и Манчини (дебютировавшая здесь в партии Эболи) - и, невзирая на "скандал", постановка прошла с большим успехом. Шестого февраля в Палермо Франко выступил в "Девушке с Запада" с Магдой Оливьеро, и их тут же провозгласили уникальной и идеальной парой для этой  оперы. Затем последовала "Норма" с Черкветти, Симионато и Модести; дирижировал этими поистине триумфальными спектаклями легендарный Туллио Серафин. Публика настолько неистовствовала после каждого представления, что для того, чтобы остудить пыл зрителей и освободить театр, приходилось выключать свет… В Неаполе Франко пел "Тоску" с Тебальди и, чуть позже - "Силу Судьбы" с Тебальди, Домигес, Бастьянини и Христовым - этот спектакль довольно широко известен в "живой" записи. 

Девятнадцатого мая Корелли на сцене Скала, в ансамбле с Каллас и Бастьянини, пел в "Il Pirata". Гирингелли (в то время - генеральный директор Скала) уже сообщил Марии Каллас, что театр отказывается от сотрудничества с ней, принимая во внимание римский "скандал". На последнем  из пяти спектаклей Мария, выйдя на рампу, на словах "Palco funesto" резким жестом указала на директорскую ложу; точнее - прямо в лицо Гирингелли.  (Слово "Palco" означает в итальянском, среди прочего, и наше понятие "ложа"). Публика, почти вся сплошь состоявшая из поклонников Каллас, немедленно учинила шумную демонстрацию; спектакль закончился бурной  манифестацией; говорят, что дирижёр Антонио Вотто вспотел так, что еде нашёл в себе силы выйти на авансцену для поклонов…

В июне Корелли пел "Тоску" в Висбадене, Мюнхене и Штутгарте, а в июле -  "Паяцев" и "Аиду" в Термах Каракаллы. Пел он в "Турандот" и - первый раз - с Леонтин Прайс в "Аиде" в Арене ди Верона. Семнадцатого декабря он пел в  Скала с Биргит Нильсен ("Турандот"), а конец года ознаменовался премьерой "Геркулеса" Генделя - опять-таки, в Скала - со Шварцкопф, Барбьери и Бастьянини.1959 год выдался для Корелли очень занятым. "Турандот" в Парме; та же  опера и "Кармен" - в Палермо; Скала ("Эрнани"), Лиссабон, Генуя, Милан, Верона и Каракалла. Затем - Бильбао, Ливорно и Неаполь. Двадцать девятого ноября в Неаполе Франко пел "Адриану Лекуврёр" с Магдой Оливьеро,  Симионато и Бастьянини - Оливьеро за два дня до премьеры заменила Тебальди, которая - как стало ясно на генеральной репетиции - в этот раз не могла справиться с ролью. В результате Оливьеро удостоилась "стоячей  овации" благодарной публики. А Франко закончил год "Андре Шенье" в
Болонье.

Год 1960 был для Корелли годом сплошных триумфов. "Шенье", "Турандот" и  "Кармен" в Скала; "Трубадур" в Неаполе, дебют в Монте-Карло ("Турандот");  "Сила судьбы" и "Турандот" в Венеции, "Шенье" в Вене, "Девушка с Запада" с Оливьеро в Вероне, и с ней же - "Тоска" в Каракаллах… Запись "Нормы" с Каллас и Кристой Людвиг в Милане; "Паяцы" с Гобби и Амара, дебют в Лозанне ("Турандот")… А седьмого декабря - открытие сезона в Скала. Для нового представления Каллас своей публике был избран "Poliuto" Доницетти. Корелли и Бастьянини были в блестящей вокальной форме, Мария же "распелась" только в финале - однако, нескончаемые овации были благодарностью публики Каллас, Корелли и Бастьянини. Рассказывают, что Мария очень нервничала во время репетиций, и оба певца - Франко и Этторе - поддерживали певицу во время репетиций, как только могли. В спектакле, посвящённом 60-летней годовщине со дня смерти Верди, в  "Трубадуре" на сцене Метрополитен дебютировали Леонтин Прайс и Франко Корелли; это произошло 27 января 1961 года. Эхо этого триумфального успеха  хранят пожелтевшие первые страницы нью-йоркских газет. А 4 марта Франко вышел на сцену Мет в новой постановке "Турандот" с Биргит Нильсон и Анной Моффо. В этот же вечер состоялся и дебют в Метрополитен Леопольда Стоковского - его первое появление на дирижерском подиуме вызвало лавину оваций… Первый сезон Корелли в Мет закончился двумя спектаклями "Дон  Карлоса" - после чего он принял участие в традиционном туре Метрополитен по Америке: Кливленд, атланта, Сент-Луис, Чикаго, Миннеаполис, Детройт и в Торонто (Канада). По всему пути гастролей певец получал "стоячие овации".  Америка буквально влюбилась в Корелли, и тенор ответил ей верностью: с этого времени, примерно на двадцать лет, Метрополитен стала его основной сценой, а Нью-Йорк - домом певца. В июне Корелли вернулся в Италию, где пел Шенье в Венеции и в "Кармен" в Арена ди Верона. После "Трубадура" в Берлине Франко с триумфом дебютировал в Барселоне в "Тоске". Критики восхищённо отмечали как и  богатырскую мощь его голоса, так и необычайную способность во фразировке и динамических нюансах. 

7 декабря Корелли с Бастьянини и Стелла открыли сезон в Ла Скала  "Битвой при Леньяно", данной в честь столетия объединения Италии. Это выступление было записано и позже выпущено на CD.  В начале 1962 года Корелли дебютирует в Ницце ("Тоска"), после чего возвращается в Неаполь для "Турандот", а 27 января начинает свой сезон в Мет. "Тоска" была исполнена на протяжении пяти вечеров с пятью различными дивами: Маргарита Роберти, Биргит Нильсон, Зинка Миланова, Личия Альбанезе и Леонтин Прайс. 16 февраля Франко пел Радамеса с Аидой Леони Ризанек, которая как раз переживала один из худших вокальных кризисов в своей долгой и замечательной карьере. Рассказывают, что Корелли очень опасался  за спектакль. Обратившись за советом к своему другу, Карло Бергонци, он  услышал совет: "Старайся держаться на сцене как можно от неё дальше"… Что  Франко и сделал!

Затем сезон в Мет продолжился "Турандот", а в апреле Корелли выступил в Филадельфии: то была "Кармен" с Мэрилин Хорн и Кольдзани. В мае Корелли  вернулся в Ла Скала ("Турандот"), а 28 мая он пел на премьере легендарной  постановки "Gli Ugonotti" ("Гугенотов" Мейербера) с Джоан Сазерленд, Симионато, Фьоренцей Коссото, Николаем Гяуровым, Джорджо Тоцци и Владимиро Гандзаролли. Эта запись так же хорошо известна коллекционерам; многие  считают её одной из лучших "живых" записей в репертуаре бельканто. Затем Франко Корелли покорил ещё большее количество поклонников, ибо в его биографии "случился" Зальцбург с "Трубадуром" - с Леонтин Прайс, Симионато и Бастьянини под управлением Караяна (эта запись выпущена "Deutsche Grammophon"). После спектаклей "Тоски" в Вене с Леонтин Прайс,  Франко и Лоретта полетели в Нью-Йорк на открытие сезона в Мет. 15 октября Корелли, Эйлин Фарелл и Роберт Мерилл пели в "Андре Шенье".  "…Спектакли "Шенье" были очень, так скажем, нелегки. Корелли был в писке своей формы, но он страдал такой ужасной формой страха перед сценой,  какой я в жизни не видела. Он мог великолепно петь на репетициях, а затем внезапно воздеть руки и заявить, что он в ужасной вокальной форме и не может петь. Пение, казалось, было страшным стрессом для него - и когда начались спектакли, я поняла, почему он такой несчастный. В антрактах его жена Лоретта заграждала Франко от всех своим телом и вопила на него: мол, всё, что он делал, было не так. Она не умолкала даже, когда мы были на сцене. Это заходило так далеко, что я уже просто избегала левого или правого края сцены, потому что синьора Корелли всегда была в кулисах, визжа что-то своему мужу по-итальянски, и мне приходилось концентрироваться, как ненормальной, чтобы вообще не сбиться". (из книги Эйлин Фарелл "Can't Help Singing"

 Эти вспышки раздражения были обычной частью всех спектаклей Корелли, и гомон синьоры Корелли можно было слышать в первых рядах партера…Сезон Корелли продолжился "Эрнани" и "Аидой" в ноябре, после чего последовало открытие сезона в Ла Скала - "Трубадур" с Коссото, Стелла и  Бастьянини. 21 января 1963 года Франко и Рената Тебальди вместе пели в бенефисном спектакле новой постановки "Адрианы Лекуврёр". Корелли был в блистательной форме, и в то же время вполне очевидными были вокальные трудности Тебальди. Легионы её поклонников, разумеется, приветствовали певицу, как могли - но рецензии были весьма нелюбезными, и ещё до окончания сезона она решила на некоторое время оставить сцену для отдыха и занятий вокалом. Затем Корелли пел "Турандот" с Нильсон и Альбанезе, после чего вернулся в Рим, а потом - Монте-Карло для "Трубадура". В конце апреля Франко вновь в Мет выступает в "Адриане" и чуть позже отправляется в традиционный тур  Метрополитен с "Тоской", "Паяцами" и "Сельской честью".

Осень прошла в Вене: Туридду, Дон Карло, Манрико и дон Жозе. 7 декабря,  третий год подряд, он вновь открывал сезон Ла Скала: на сей раз с Симионато в "Сельской чести", которая шла в один вечер с "L'Amico Fritz", где была занята Мирелла Френи. Это открытие сезона тоже было записано. После пяти спектаклей "Девушки с Запада" в Ла Скала, Корелли возвращается в Мет, где и проводит оставшуюся зиму. На сей раз в  "Трубадуре" появились первые тревожные признаки: его внимание к динамике было очень инертным; он пренебрегал темпами и выпускал целые такты музыки, готовясь к взятию верхней ноты. Особенно огорчительно это выглядело в  знаменитой "стретте", где он даже и не пытался спеть большинство слов, предшествующих "All'armi". Не раз раздавались довольно громкие крики "Бу!", хотя они всегда тонули в громовых аплодисментах…

7 марта из Метрополитен велась трансляция "Дон Карло" с Леони Ризанек, Ирене Далис, Корелли, Николаем Херля (это был его дебют в Мет) Джорджо Тоцци и Германом Уде. Начиналась сцена аутодафе, и Ризанек произнесла: "Qui Carlo! O Ciel" - однако Карло... не появился. Курт Адлер нервно держал паузу, в то время как все действующие лица стояли на сцене, стараясь не встречаться глазами… Те зрители, что достаточно хорошо знали оперу, переглядывались в недоумении и смятении - а секунды всё тянулись, и  казались вечностью.

 Корелли неторопливо вышел на сцену в то время, которое счёл нужным, безо всяких извинений, и спектакль продолжился. Причиной этого стал очередной скандальный "концерт" синьоры Лоретты; Франко проигнорировал все мольбы о выходе на сцену до тех пор, пока не закончил "обмен любезностями" с супругой. Надо сказать, что хотя Лоретта частенько была грубовата с Франко и не оставляла ни малейшего изъяна без своих язвительных комментариев, тем не менее, на публике синьора Корелли была неистовой его  заступницей и защитницей, не пропуская ни малейшего случая, чтобы воздать ему хвалу - даже в тех случаях, когда певец и не был верхом совершенства… Корелли провёл сезон в Мет до конца, после чего опять отправился в тур с компанией - где-то до середины мая. 3 июня он пел "Тоску" в Парижской  опере, а шестого он с Каллас и Коссото выступил в наиболее, наверное, противоречивом спектакле "Нормы". Некоторые полагали, что Каллас уже дошла до предела, и её карьера закончена - в то время, как другие уверяли, что находят новые глубину чувств и артистизм в её вокале, которые значительно превосходят её же голосовые погрешности… В публике даже вспыхивали  потасовки и кулачные "разборки" между различными "фракциями"!.. Кстати, именно во время этих спектаклей Рудольф Бинг (генеральный директор Мет) подошёл к Марии с просьбой о примирении и предложил вернуться к контрактам в Метрополитен. Франко закончил свой сезон "Дон Карло" в Париже, а в октябре, после записи "Трубадура", выступил в ролях Манрико и дона Жозе в Чикаго. 10 ноября он пел в "Девушке с Запада" в Филадельфии с Дороти  Кирстен и Кольдзани; вокал его обрёл былую блестящую форму - и седьмого декабря, четвёртый раз подряд, он открывал сезон в Скала спектаклем  "Турандот" с Нильсен и Галиной Вишневской. 

Сезон 1965 года в Мет включал спектакли "Силы судьбы", в которых Бастьянини появился на этой сцене впервые за последние пять лет. Лишь много позднее мир узнал, что великий баритон жестоко страдал от рака горла, и что Корелли проявлял большую о нём заботу и, помимо прочего, сыграл значительную роль в обеспечении Бастьянини ангажементами…19 марта стены Метрополитен Опера стали безмолвными свидетелями возможно, величайшего взрыва оваций за всю историю этого театра. Первое появление Тоски - Марии Каллас в церкви Сант Андреа вызвало такой гром аплодисментов, столько восторженных криков, что это напоминало массовое помешательство; казалось, что овации вообще никогда не смолкнут. Корелли и  Гобби завершали необыкновенное трио; определённо, это был один из величайших моментов в истории оперы. В нескольких местах голос Каллас подводил её, особенно ужасно - на верхнем до во фразе: "Io quella lama";  но, тем не менее, каждое её движение, каждый жест, каждая фраза являли собой совершенство. Корелли тоже был прекрасен и внешне, и вокально… Это был последний раз, когда Мария и Франко выступали вместе. Чета Корелли прочно обосновалась в Нью-Йорке и теперь Франко очень немного времени проводил за пределами Америки. Осенью 1965 года он выступил в Филадельфии в "Турандот", в Чикаго - в "Богеме" и в опере Сан-Франциско в роли Каварадосси. В Мет он вновь спел в "Девушке с Запада" в триумфальном ансамбле с Кирстен и Кольдзани, а 17 января он ушёл со сцены после первого акта, когда Элеонор Стебер попыталась справиться с ролью Минни под взрывы хохота и насмешки искушённой публики. Она была  настолько не готова к выступлению, что читала тут и там приклеенные к  реквизиту шпаргалки; она не имела понятия, где в данный момент должна находиться и, сосредоточенно слушая суфлёра, пропускала свои вступления…

  Франко сослался на нездоровье и ушёл, а спектакль за него закончил Гаэтано  Бардини. История старого здания Мет закончилась 16 апреля; в этот вечер Корелли спел дуэт второго акта из "Манон Леско" с Тебальди. Вскоре после того, как в октябре открылся новый театр в Линкольн Центре, Франко выступал там в  "Джоконде" с Тебальди, Корнеллом Макнейлом и Чезаре Сьепи.  Зиму 1967 года Корелли провёл в Европе: Альваро - во Флоренции,  Каварадосси - в Парме и Андре Шенье - в Лиссабоне. В конце марта он присоединился к компании Мет для традиционного тура по Америке. 19 сентября он выступил в Мет вместе с Миреллой Френи в новой постановке  "Ромео и Джульетты" - и критика. Говоря мягко, была противоречивой. Никто не отрицал, что сцена Мет никогда не видела таких красивых  героев-любовников, но в отношении вокала мнения были куда более негативными. Дикция Корелли никогда не была его "сильным местом"; но некоторая шепелявость, бывшая в действительности некоторой особенностью его диалекта, нежели подлинным дефектом речи, очень портила его французский язык. Френи, в основном звучавшая замечательно, весьма  приблизительно пела все фиоритуры. Тем не менее, все билеты на все спектакли были "сметены" из касс за несколько часов.

Франко позднее выступал в постановках Гуно в Филадельфии и Сиэттле. В ноябре он пел Реквием Мандзони в Лос-Анджелесе, а закончил год "Силой судьбы" в Парме. В феврале 1968 он выступал в "Тоске" с Креспин и Ризанек; последний спектакль вызывал невероятно воодушевлённый приём публики. Помимо спектаклей, Франко выступал и в концертах, включая и записанный на CD концерт с Монсеррат Кабалье в Нью-йоркском Филармоник Холле. Они оба предстают в блестящей форме, особенно - в финальном дуэте из "Шенье". В Мет, до начала ежегодного тура, Франко пел в "Тоске" с Тебальди - а 16 сентября Корелли и Тебальди открыли сезон Метрополитен-Опера "Адрианой Лекуврёр". В зале, будучи гостьей Рудольфа Бинга, присутствовала Мария Каллас - по окончании спектакля они с Ренатой встретились на неформальной закулисной вечеринке. В декабре Франко и Лоретта вернулись в Европу для "Тоски" в Ницце с Сюзанной Сарочча.

Постепенно Франко Корелли начал относиться к себе более бережливо - и в  следующий раз он вышел на сцену 4 апреля 1969 года для выступления в "Богеме" на сцене Метрополитен; 19 апреля там же он спел спектакль "Адрианы" с Тебальди и вновь отправился в тур. Спев "Богему" и "Тоску" в Метрополитен в июне, он взял шесть месяцев отдыха.  В 1970 году Корелли, кроме выступлений в своих обычных ролях в Метрополитен, пел так же в Париже ("Тоска"), Мачерате ("Турандот"), Вероне ("Кармен") и в Вене - "Дон Карлос" с Яновиц, Веррет, Вехтером и Гяуровым - спектакль, известный по CD, выпущенными различными лейблами. В декабре он  выступил в Белграде ("Кармен" и "Богема"), а затем вернулся в Нью-Йорк для интенсивного сезона в Метрополитен. "Эрнани", неудачная "Лючия ди Ламмермур", "Андре Шенье", "Богема" и "Вертер" - с премьеры последнего спектакля Корелли снял свою кандидатуру в самый последний момент. В весеннем туре компании к этим спектаклям добавилась "Аида". Голос тенора в это время явно выказывал признаки утомления; разумеется, певцу уверенности в себе это не добавляло. Он всё чаще и чаще заговаривал об уходе со сцены  - хотя фактически это произошло только через несколько лет.

 

 

Скачать арию E lucevan le stelle из оперы Пуччини "Тоска" →

 

Осенью Корелли провёл концертную поездку в Токио и Сеул, а закончился год "Нормой" в Парме с Кристиной Дойтеком. 21 января 1972 года Франко вернулся в Мет для участия в "Силе судьбы" и других выступлений в текущем репертуаре до июля, когда он отправился в  Верону ("Эрнани" и "Аида"). Если исключить два выступления в Лиссабоне и концерт в Лондоне, карьера певца, в основном, концентрировалась в Соединённых Штатах. В конце 1973 года он спел один концерт в Вене, после чего предпринял второй концертный тур на Дальний Восток. Не было ни новых ролей, ни новых городов. Рецензии на тенора становились, мягко говоря, всё более неблагожелательными; он всё реже и реже выходил на сцену. В 1975 году свои выступления в Америке он ограничил двумя ролями - Ромео и Рудольфом - и вообще не появился на сцене Мет, хотя и принял участие в гастролях труппы в Бостоне. Летом он спел дона Жозе и Калафа в Вероне, после чего исчез более, чем на год. Своё прощание с оперой в Италии Корелли спел в Торре  дель Лаго 10 августа 1976 года в роли Рудольфа; его Мими была Адриана Малипонте.

Судя по всему, уход со сцены Корелли дался нелегко. Несколько лет ходили настойчивые слухи, что он собирается выступить в "Отелло" - но этого так и не случилось. Франко с Лореттой продолжали жить в Нью-Йорке, и Франко часто можно было увидеть в "богемных" частях города. В июне 1980 года он дал концерт в Ньюарке, а на следующий год - ещё два в Нью-Джерси.  Голос его очевидно "закончился", являя лишь остатки былой роскоши и мощи. Он это прекрасно понял и решил, что настало время действительно закончить с пением - несмотря на сильное давление со стороны горячих поклонников и нескольких импресарио, уговаривавших певца вернуться на концертную эстраду. Хотя семья Корелли сейчас живёт в Италии, он время от времени наведывается в Нью-Йорк, где очень любит проводить вечера в кафе "Тачи" на West Side Манхэттена с друзьями и старинными поклонниками - которые, кажется, всегда точно знают, когда Франко там появится.

Он был подлинным, настоящим носителем того типа голоса, что принято называть "героическим" тенором, отличаясь при этом красотой и эффектной  внешностью настоящего сценического героя.


наши разделы

книги от издательства

 

→  книги на сайте

→  ноты на сайте


Если вам интересно творчество Франко Корелли рекомендуем ознакомиться с книгой: 

 

 

Булыгин А. К. "Принц в стране чудес: Франко Корелли и оперное искусство его времени" 

Издательство: Аграф, серия "Волшебная флейта", 2003 г., ISBN: 5-7784-0256-2, 496 стр., формат: 84х108/32
 

В России, как и в любой стране, где популярна оперная музыка, великий певец XX века Франко Корелли - один из самых любимых и почитаемых. Тенор с феноменально мощным голосом, поражавший полнозвучием и мастерством фразировки при легкости

приобрести книгу


статьи о музыкеЭто интересно:

Опера. История возникновения и развития

Опера. История возникновения и развития

ОПЕРА (итал. opera, букв. — труд, дело, сочинение) — род музыкально-драматического произведения. Опера основана на синтезе слова, сценического действия и музыки. В отличие от различных видов драматического театра, где музыка выполняет служебные, прикладные функции, в опере она становится основным носителем и движущей силой действия.

Подробнее


Суламифь Мессерер. Мне хочется жить!..

Суламифь Мессерер. Мне хочется жить!..

Как-то моя старшая сестра Эля спросила маму, кого из детей она больше всего любит. Мама ответила: "У меня десять пальцев на руках, какой ни порежешь — одинаково больно!" В нашей семье было десять детей. Правда, двое: Пнина и Моисей умерли еще в отрочестве. О Пнине родители часто вспоминали, ставя ее мне в пример.

Подробнее


мп-3 скачать бесплатноСлушать музыку:

Thelonius Monk 1959 5 by Monk by 5

Thelonius Monk 1959 5 by Monk by 5

Это был экспортный вариант, стоивший по тем временам немалые деньги. А вообще сначала я собирался купить «престижевскую» пластинку Реда Гарланда, но владелец магазина отговорил меня; «Молодой, а слушаешь всякую муть. Лучше послушай вот это».

Подробнее


The Rolling Stones 1972 Exile On Main St.

The Rolling Stones 1972 Exile On Main St.

7 место в рейтинге лучшие альбомы мира. Работа над альбомом проходила на юге Франции в подвале арендованной виллы. Вилла превратилась в нечто среднее между постоялым двором, коммуной хиппи и наркопритоном царившая там атмосфера тотальной анархии и разгильдяйства замечательно отпечаталась на виниле итогового двойного альбома.

Подробнее


книжные новинкиХорошие книги:

Надеждин Н. / Луи Армстронг: "И спустился старый Моисей"

Луи Армстронг: "И спустился старый Моисей"

В книге представлена беллетризованная биография великого американского музыканта и певца Луи Армстронга, одного из основоположников классического джаза

Издательство Майор, Москва, 2009, ISBN: 978-5-98551-068-3, серия: Неформальные биографии, формат: 70*90/32 107х165 мм., Мягкий переплёт, 192 стр., тираж: 2000 экз.


Подробнее

Цена: 150 руб.   

Мурзич А. / Театр Романа Виктюка. Из точки в вечность

Театр Романа Виктюка. Из точки в вечность

Это настоящая летопись Театра Виктюка: книга охватывает легендарные спектакли Мастера, а также совсем свежие премьеры. В ней органично сплетены и логично продолжают друг друга театральная реальность и художественный потусторонний "домысел".

Издательство Скифия, Санкт-Петербург, 2008, ISBN: 978-5-7320-1042-8, формат: 60*90/16 145х215 мм., Твёрдая обложка, 688 стр., тираж: 5000 экз.


Подробнее

Цена: 390 руб.   

Выберите один из вариантов:

Проголосуйте с помощью одного из аккаунтов в социальных сетях.

×
Выберите один из вариантов:

Проголосуйте с помощью одного из аккаунтов в социальных сетях.

×