Исполнительское мастерство



Аутентичное исполнительство

Аутентичное исполнительство

У ряда музыкантов-исполнителей бытует мнение, что композиторы некомпетентны в вопросах исполнительства и их указания относительно исполнения (темпы, фразировка, штрихи и т.п.)  являются наивными. Многие считают, что имеют право на иное прочтение. Но я уверен, что большинство выдающихся композиторов, даже те, кто не занимался исполнением своей музыки, отчетливо представляли себе ее исполнение и старались зафиксировать свои указания максимально точно. А поскольку талант великих композиторов был велик, то только великий исполнитель (и то не всегда) может предложить иное прочтение, не ухудшающее произведение.

Мы поговорим сейчас о стремлении музыкантов исполнить ноты в соответствии с намерениями автора. При этом возникает несколько проблем:

1. Современный оркестр и инструментарий складывался на протяжении XVII-XVIII веков. Это привело к стандартизации набора инструментов, многие инструменты (продольные флейты, виолы, лютня, шалумо — предшественник кларнета, клавесин, бассетгорн и др.) перестали употребляться, а ведь для них написана огромная литература и они входят в состав оркестра в ныне репертуарных сочинениях (виолы в Бранденбургских концертах Баха, бассетгорны в Реквиеме у Моцарта). В целом можно сказать, что число употребляемых музыкальных инструментов за последние 200 лет  сократилось на порядок.

Да и сохранившиеся в употреблении инструменты непрерывно совершенствовались и видоизменялись вплоть до наших дней, при этом менялось соотношение звучности инструментов (например, труба Баховских времен менее резкая, чем современные трубы и даже внешне на них непохожа). Но далеко не всегда совершенствование инструмента имело только положительные последствия.

Исполнение старинных произведений на современных инструментах нередко приводит к явным искажениям. Например, в Мессе си минор Баха в № 10 «Quoniam tu solus sanctus» композитором предусмотрен инструмент Corno da caccia (буквально Охотничий рог) — барочная валторна, которая играет в ярком, высоком для себя регистре. Те же ноты, сыгранные на современной валторне (близком родственнике барочной валторны) звучат задавленно даже у лучших музыкантов.

2. Изменилась техника игры на инструментах, появились новые приемы игры, особенно это касается смычковых инструментов (применение «прыгающих» штрихов — spiccato, saltando,  применение интенсивной вибрации и т.д.). Уже во времена Моцарта (через 30 лет после смерти Генделя) никто уже не умел играть на барочных трубах, и Моцарт для исполнителей Генделя пересочинял эти партии для кларнетов.

3. Вкус последующей эпохи влияет на наше восприятие музыки прошлого. Романтические длинные фразы и господство легато наполнили все издания сочинений Баха и Моцарта первой половины XX века.

4. В разные эпохи отношение к нотам было различным: в эпоху барокко и классицизма постепенно усиливалась тенденция к точному исполнению в отношении темпа и ритма. В эпоху романтизма началось господство рубато — свободных темпов. Только после  Паганини и Листа исчезло право исполнителей добавлять в музыку импровизационные вставки, в том числе в местах, не предусмотренных композитором. Соотношение быстрого и медленного темпа также менялось со временем и только с изобретением в начале XIX века метронома темпы стали обозначаться точно (многие музыковеды однако заявили, что у классиков были плохие метрономы и пользоваться этими указаниями нельзя).

5. Дурную роль в головах глупых людей сыграли словесные указания музыкантов далеких эпох. Ф.Э. Бах призывает придерживаться  темпа, на этом основании делается вывод, что музыку XVIII века надо играть метрономически точно. Но ведь, если бы такая манера была бы принята, зачем бы композитору было проповедовать следование темпу? Его слова означают обратное: в исполнении музыки той эпохи отклонения от темпа были чрезмерными. Клементи и Бетховен критиковали игру Моцарта на фортепиано за отрывистость и мелкие штрихи. Выдающиеся столпы фортепьянной педагогики тут же снабдили в печатных изданиях нот всю музыку Бетховена длинными лигами и строго указывали профанам, что именно это правильно. Не логичнее ли предположить, что исполнение Бетховена было более легатным, чем у Моцарта, и не более.

К середине ХХ века сложились нормативы академического стиля, которые стали непререкаемыми во всех специальных учебных заведениях. Нормы академического стиля требовали:

  1. Точного исполнения нот, написанных композитором, выдерживания метрономически выверенного  темпа в доромантической музыке (да и в романтической то  же).
  2. Неиспользования приемов, которые заведомо не применялись в старой музыке, например, обильного применения педали на фортепиано или прыгающих штрихов на струнных в музыке барокко.
  3. Инструменты, не имеющие явного аналога в современном инструментарии, использовались согласно указаниям автора, так возродились лютня, клавесин - инструменты щипковой группы. Другие же старинные инструме6нты заменяются современными аналогами. Так я ни разу не слышал живого исполнения Реквиема Моцарта с участием бассетгорнов.

А что касается всего остального, то очень часто Симфонии Бетховена и Шостаковича игрались примерно одинаково.

статьи о классической музыкеОднако выявились непреодолимые противоречия: если мастера первой половины XX века (Бруно Вальтер, Фуртвенглер) уравновешивали звучность многочисленной струнной группы современного большого оркестра увеличением в форте числа духовых инструментов, а нередко и вписывали недостающие для баланса звучности инструменты, то отказ от этого (в нотах не указано!) привел к несбалансированности оркестра, где струнная группа подавляла деревянную и прочее. Мне повелось слушать Героическую симфонию Бетховена в исполнении Оркестра де Пари под управлением глубоко уважаемого мною Даниеля Баренбойма. О существовании духовых в этом тусклом звучании приходилось только догадываться. Практика старых дирижеров, ретуширующих партитуры старых мастеров, была осуждена, ее сочли вагнеризацией старых мастеров, и в этом была некоторая доля истины.

Однако всё не так однозначно. Практика буквального исполнения партитуры шла от неосведомленности. Николаус Арнонкур в своей книге указывает, что в зависимости от величины зала или театра количественный состав оркестров конца XVIII века варьировался и, в случае необходимости, одну партию духовых инструментов исполняли два музыканта. Это знали все современники Гайдна и Бетховена, но они позабыли это указать в примечаниях к полному изданию своих сочинений, поэтому практика Фуртвенглера и Бруно Вальтера  была объявлена устаревшей.

Из сказанного легко понять, что догматический академический стиль  требовал буквально исполнять нотный текст на совсем других инструментах, чем те, которые предусмотрел композитор.

Как альтернатива возник принцип аутентичности: исполнение музыки только на инструментах эпохи и только в манере эпохи. Первое условие решается, нашлись люди, научившиеся хорошо играть на барочных флейтах и валторнах, более того, при этом эти люди продемонстрировали, что старинные инструменты позволяют добиваться  художественных результатов по крайней мере не меньших, чем при игре на современных инструментах.

Более сложно понять, что такое манера и стиль эпохи. Книжные знания здесь необходимы, но главное не в них. Аутентичность была создана не учеными умниками, а выдающимися музыкантами Николаусом Арнонкуром, Тревором Пинноком, Райнером Гобелем, Джоном Элиотом Гардинером, которые создали не музей, а истинно живую музыку, которая оказалась гораздо интереснее нам, чем лакированные трактовки академического стиля.

Появление нового конкурента на музыкальном рынке было встречено без восторга собратьями по профессии. Однако за полвека мы исподволь, во многом благодаря звукозаписи, привыкли к аутентичным приемам  в барочной музыке, и сейчас кумир 60-х годов оркестр «Римские виртуозы» вряд ли имел бы успех. Достаточно заметно, что и отечественные камерные оркестры редко берутся за барочную музыку, хотя особой конкуренции со стороны аутентичных исполнителей у нас не наблюдается.

Естественно, что  помимо богов в аутентичную школу пришли и бараны, и в этой манере гениальность и бездарность проявляются независимо от того, какой стороной прижимают к щеке скрипку и сколько ученых книг прочитал исполнитель. Если в квартете Гайдна исполнители издают скребущие и скрежещущие звуки, то их не оправдают никакие ссылки на аутентичность. Является неким законом истории, что появление любого направления в искусстве сопровождается появлением своих Писаревых и Стасовых, усердно размахивающих дубиной. Не является исключением и аутентичная музыка, порой от нее веет  сектой. Но какое дело до этого слушателям?

Итак, аутентичные музыканты пытаются в меру своего таланта и умения донести до нас музыку в том виде, в каком создали  ее авторы. Если этот аутентичный Бах или Бетховен способны нас глубоко затронуть, и музыканты способны показать эту музыку в новом, пусть непривычном для нас свете, то Бог им в помощь. Надо только отрешиться от мысли, что Бетховен Караяна и Шнабеля правильный, а у Арнонкура неправильный. Или наоборот. Бетховен и Бах неисчерпаемы, и каждый музыкант, открывающий их с новой стороны, вовсе не конкурирует со своими предшественниками и не отрицает их.

Но не все гладко у аутентичников, особенно это касается произведений для сольных инструментов. Несмотря на все усилия клавесинистов, никто из них  не может воспроизвести сложную полифонию Хорошо темперированного клавира Баха с той полнотой и художественной свободой, которой достигают на фортепьяно Глен Гульд или Григорий Соколов. Не могут конкурировать с великими пианистами и исполнители Моцарта на старинном молоточковом фортепьяно (хаммерклавире). Да и аутентичные скрипачи не дотягивают в Моцарте до планки, заданной Артюром Грюмьо и Анной-Софи Муттер. Очевидно, что аутентичный стиль имеет свои границы и при всех бесспорных достижениях не может быть единственным путем развития музыкального исполнительства.


статьи о музыкеЭто интересно:

Николай Слонимский. Новая жизнь

Николай Слонимский. Новая жизнь

Не будет преувеличением сказать, что всю свою жизнь Николай Слонимский плыл против течения: будучи незаменимым ассистентом Кусевицкого, он с ним поссорился; он дирижировал авангардной музыкой, когда мало кто в Америке был готов ее слушать...

Подробнее


О профессиональном и любительском снобизме

О профессиональном и любительском снобизме

Образовательная система породила множественный снобизм — и среди профессионалов, и среди любителей. Если кто-то не заметил, что в настоящее время мы имеем необычайную разделенность в музыкальной исполнительски-слушательской среде — не во время концерта, а просто в жизни, — то этот человек счастливчик. Более того, в среде музыкантов это разделение тоже есть.

Подробнее


мп-3 скачать бесплатноСлушать музыку:

World Siberian Greatest Jazz Ensemble 2002 Концерт в Доме Ученых

World Siberian Greatest Jazz Ensemble 2002 Концерт в Доме Ученых

Мировой Сибирский Замечательный Джаз Ансамбль — джазовый ансамбль, в составе которого музыканты из Омска, Ангарска, Иркутска, Нижневартовска и Новосибирска. Представленный альбом является неким итогом совместиной работы наиболее ярких джазовых музыкантов Западной Сибири в начале XXI века.

Подробнее


003. The Beatles 1966 Revolver

003. The Beatles 1966 Revolver

3 место в рейтинге лучшие альбомы мира. Revolver — седьмой альбом группы The Beatles, считающийся переломным в их творчестве. Альбом был выпущен в 1966 году, когда группа прекратила свою концертную деятельность и переключилась на студийную работу «Revolver» стал первым альбомом Beatles, ни одна песня которого не исполнялась на сцене.

Подробнее


книжные новинкиХорошие книги:

Саймон Дж. Т. / Гленн Миллер и его оркестр

Гленн Миллер и его оркестр

Гленн Миллер - один из самых популярных джазовых музыкантов Америки, ставший олицетворением джаза для нескольких поколений. Это единственная книга об Гленне Миллере и его оркестре на русском языке. Это не музыковедческое исследование, это жизнеописание. Оно охватывает весь спектр джазовой жизни 30-40-х гг.

Издательство Cкифия, Санкт-Петербург, 2005, ISBN: 5-98620-017-9, формат: 70*108/32 130х165 мм., Твёрдая обложка, 360 стр., тираж: 2000 экз.


Подробнее

Цена: 290 руб.   

Гражданкин Д. / Поздний завтрак

Поздний завтрак

Рисунки, тексты и прочее. Глоток воздуха на обочине от петербургских маргиналов, рыцарей звуков, пера и видеоинсталяций.

Издательство Скифия, Санкт-Петербург, 2009, ISBN: 978-5-903463-19-0, формат: 60*84/32 100х140 мм., Мягкий переплёт, 136 стр., тираж: 500 экз.


Подробнее

Цена: 90 руб.   

Выберите один из вариантов:

Проголосуйте с помощью одного из аккаунтов в социальных сетях.

×
Выберите один из вариантов:

Проголосуйте с помощью одного из аккаунтов в социальных сетях.

×