Театр и кино



Лени Рифеншталь. Мемуары

Лени Рифеншталь. Мемуары

Олимпиада – Берлин, 1936 год.

Первого августа 1936 года настал великий час — открытие Олимпийских игр в Берлине. В шесть часов утра мы были готовы к старту. Я дала последние указания по распределению операторов. Сюжеты первого дня были грандиозны: торжественное вступление делегаций на стадион, прибытие бегуна с факелом, приветственная речь Гитлера, сотни взлетающих в небо голубей, сочиненный Рихардом Штаусом гимн. Чтобы все это охватить, мы дополнительно задействовали еще 30 киноокамер. Церемонию открытия снимали шестьдесят операторов.

Большую проблему представляли собой два звукозаписывающих аппарата, которые нам из-за нехватки места пришлось прикрепить канатами к парапету трибуны для почетных гостей. Канатами были привязаны также оператор и его помощник, они могли стоять лишь с внешней стороны парапета.

Когда я переходила от одного оператора к другому, чтобы дать им последние инструкции, меня вдруг позвали. Взволнованный сотрудник кричал:
— Эсэсовцы пытаются снять оба звукозаписывающих аппарата!

Ленни РифенштальЯ в испуге побежала к трибуне для почетных гостей. И действительно, эти люди уже начали развязывать канаты. Я увидела выражение отчаяния, написанное на лице моего оператора. Мне не оставалось ничего иного, как встать перед аппаратом, защищая его своим телом. Эсэсовцы объяснили, что они получили приказ рейхсминистра Геббельса, отвечающего за порядок размещения почетных гостей на трибуне.

В гневе я заявила им, что распоряжение мне дал фюрер и аппараты должны оставаться на своих местах. Эсэсовцы неуверенно переглянулись. Когда я им сказала, что останусь до тех пор, пока не начнутся Игры, они, в растерянности пожимая плечами, покинули трибуны. Я же не отваживалась покинуть место, опасаясь их возвращения.

Прибыли первые почетные гости, в основном иностранные дипломаты. Трибуна и ярусы стали заполняться. Было как-то неловко стоять привязанной к перилам, я нервничала все больше и больше оттого, что теперь не могу давать указания другим операторам. Это было особенно важно во время проведения церемонии открытия, приходилось ведь много импровизировать.

Тут появился Геббельс. Когда он увидел меня и аппараты, в его глазах от злости засверкали молнии. Он закричал:

— Вы с ума сошли! Вы разрушаете всю картину церемонии. Убирайтесь немедленно, чтоб вас и ваших камер духу не было!

Дрожа от страха и возмущения, я в слезах пролепетала:

— Господин министр, я заблаговременно попросила разрешения у фюрера — и получила его. Больше нет другого места, где можно было бы записать его речь при открытии Игр. Это историческая церемония, которая обязательно должна быть в фильме об Олимпиаде.

Геббельса это нисколько не убедило, он продолжал кричать:

— Почему вы не поставили камеры на другой стороне стадиона?
— Это технически невыполнимо. Слишком велико расстояние.
— Почему вы не построили вышки возле трибуны?
— Мне не разрешили.

Казалось, Геббельс вот-вот лопнет от злости. В этот момент на трибуну для почетных гостей взошел генерал-фельдмаршал Геринг в белой парадной форме. Для посвященных в этой встрече была особая изюминка. Многие знали, что они терпеть не могут друг друга.

Мне особенно не повезло из-за того, что Геббельс отвечал за размещение почетных гостей на трибуне, — и, как назло, у места, которое он оставил для Геринга, — одного из лучших в первом ряду — стояли наши камеры и заслоняли собой вид. Чтобы оправдаться перед Герингом и продемонстрировать свою невиновность, Геббельс стал кричать еще громче.

Тут Геринг поднял руку — министр замолчал, после чего Геринг повернулся ко мне и примирительным тоном сказал:

— Да не плачь ты, девочка. Я уж как-нибудь умещусь.

К счастью, фюрер еще не прибыл, но многие гости были свидетелями этой неприятной сцены.


статьи о музыкеЭто интересно:

Лени Рифеншталь. Мемуары

Лени Рифеншталь. Мемуары

Первого августа 1936 года настал великий час – открытие Олимпийских игр в Берлине. В шесть часов утра мы были готовы к старту.  Я дала последние указания по распределению операторов. Сюжеты первого дня были грандиозны: торжественное вступление делегаций на стадион, прибытие бегуна с факелом, приветственная речь Гитлера, сотни взлетающих в небо голубей, сочиненный Рихардом Штаусом гимн.

Подробнее


Всеволод Мейерхольд. История жизни

Всеволод Мейерхольд. История жизни

Мейерхольд оказался среди тех деятелей русского искусства, которые намеренно закрывали глаза и затыкали уши, с бурным восторгом принимая кровожадную жестокость большевистского террора. Его, как и их, не смущало, что вчерашних друзей расстреливали по ложным обвинениям и без оных, не огорчали разруха и голод, одичание страны.

Подробнее


мп-3 скачать бесплатноСлушать музыку:

Thelonius Monk 1959 5 by Monk by 5

Thelonius Monk 1959 5 by Monk by 5

Это был экспортный вариант, стоивший по тем временам немалые деньги. А вообще сначала я собирался купить «престижевскую» пластинку Реда Гарланда, но владелец магазина отговорил меня; «Молодой, а слушаешь всякую муть. Лучше послушай вот это».

Подробнее


The Rolling Stones 1972 Exile On Main St.

The Rolling Stones 1972 Exile On Main St.

7 место в рейтинге лучшие альбомы мира. Работа над альбомом проходила на юге Франции в подвале арендованной виллы. Вилла превратилась в нечто среднее между постоялым двором, коммуной хиппи и наркопритоном царившая там атмосфера тотальной анархии и разгильдяйства замечательно отпечаталась на виниле итогового двойного альбома.

Подробнее


книжные новинкиХорошие книги:

Фейертаг В. / Диалог со свингом: Давид Голощекин о джазе и о себе

Диалог со свингом: Давид Голощекин о джазе и о себе

Идея Владимира Фейертага написать портрет Давида Голощекина реализовалась в форме беседы с музыкантом. И, благодаря комментариям Фейертага, книга стала подобием concerto grosso, в котором выдающийся солист импровизирует на фоне вечного искусства джаза.


 

Издательство Скифия, Санкт-Петербург, 2009, ISBN: 5-8392-0230-4, формат: 70*108/32 130х165 мм., Твёрдая обложка, 318 стр., тираж: 1000 экз.


Подробнее

Цена: 540 руб.   

Гурко Е., Деррида Ж. / Деконструкция: тексты и интерпретация

Деконструкция: тексты и интерпретация

Книга знакомит с текстами крупнейшего современного французского философа Жака Деррида. Ее сквозными темами являются ключевые для деконструкции проблемы письменности и значения. Впервые публикуются на русском языке работы Жака Деррида "Sauf 1е пот" и "Comment пе pas раНег" в переводе автора этой книги. Издание рекомендуется специалистам в области философии и гуманитарных наук.

Издательство Экономпресс, Минск, 2001, ISBN: 985-6479-20-7, формат: 84*108/32 130х200 мм., Твёрдая обложка, 320 стр., тираж: 3000 экз.


Подробнее

Цена: 380 руб.   

Выберите один из вариантов:

Проголосуйте с помощью одного из аккаунтов в социальных сетях.

×
Выберите один из вариантов:

Проголосуйте с помощью одного из аккаунтов в социальных сетях.

×